• Все записи
×
×
×
16 окт в 15:06
В последнее время российские чиновники самого высокого уровня очень много говорят о борьбе с так называемыми «чёрными лесорубами», и о планирующихся мерах по их искоренению. Меры готовятся серьёзные, и вполне возможно, что они окажутся в той или иной мере успешными. Однако, даже если «чёрных лесорубов» (лесных воров, рубящих лес самовольно, без разрешительных документов, без ведома и согласия контролирующих и надзорных органов) совсем победить — в масштабах страны это практически никак не повлияет на ситуацию с лесами.
Дело в том, что их доля в общероссийском объёме рубок совсем невелика — а основная часть заготавливаемой древесины приходится на лесозаготовителей, имеющих все необходимые разрешительные документы, действующих с ведома и согласия контролирующих и надзорных органов.

Объёмы незаконной заготовки древесины в России (без разрешительных документов, или с фальшивыми разрешительными документами, или сверх разрешительных документов, или не той древесины, которая указана в разрешительных документах) оцениваются разными российскими и международными организациями примерно в 15-25% от общего объёма заготовки, что сейчас составляет примерно от 40 до 75 миллионов кубометров в год.

Это огромное количество древесины, но основная его часть приходится или на скрытые перерубы на легальных лесосеках (когда в документах числится одно, меньшее, количество древесины, а фактически вырубается другое, большее), или на различные виды псевдо-лесохозяйственных мероприятий, когда лучшая древесина заготавливается под видом санитарных рубок или ухода за лесами. И то и другое делается отнюдь не «чёрными лесорубами», а легальными лесопользователями или подрядчиками, выполняющими лесные работы для государственных нужд, с ведома и согласия всех причастных чиновников и контролирующих инстанций.

Объёмы коммерческой заготовки древесины именно «чёрными лесорубами», то есть теми, кто рубит вообще без разрешительных документов, можно оценить примерно в 3-5 миллионов кубометров в год, то есть примерно в два-три процента от общего объёма заготовки древесины в стране.

Проиллюстрируем это снимками из Приангарья (сопредельных участков Красноярского края и Иркутской области — регионов, славящихся размахом незаконных рубок). Вот хорошо узнаваемая по характерному изгибу Ангары территория, где ведётся очень интенсивная заготовка древесины благодаря наличию крупнейших перерабатывающих предприятий и удобству экспорта лесной продукции в Китай (фото 1).

Белая линия — граница регионов: слева — Красноярский край, справа — Иркутская область. Река — Ангара, в основном Богучанское водохранилище. Мелкие светлые прямоугольники, которыми испещрены практически все видимые на снимке леса — это недавние сплошные рубки.

А это вполне типичная часть той же самой территории, но уже на снимке более высокого разрешения — Sentinel 2 за 18 сентября 2020 года (фото 2).

Обратите внимание: практически все рубки имеют прямые углы, ровные границы, и близкие площади (50 гектаров или чуть меньше), и на большинстве рубок отчётливо видны ряды чёрных точек по осевой части, или, реже, прямые полосы (это так называемые семенные куртины или полосы, оставляемые в качестве источников семян для естественного возобновления леса).

Прямые углы, ровные границы, одинаковые или близкие площади, оставленные семенные куртины или полосы — это надёжные косвенные признаки того, что рубки сделаны именно легальными лесозаготовителями, работающими по действующим правилам и в соответствии с требованиями лесных чиновников (именно они, действующие правила и чиновники, требуют прямых углов, ровных границ, определённых площадей и содействия естественному возобновлению леса в виде оставления семенных куртин и полос).

«Чёрные лесорубы» приходят в лес для того, чтобы взять нужные им наиболее ценные деревья — а они никогда не растут в лесах прямоугольными участками равной площади с ровными границами; у «чёрных лесорубов» нет никаких мотивов рубить так ровно и однообразно, оставляя при этом семенные куртины и полосы.

Если этих косвенных признаков недостаточно — то можно открыть так называемый «Геопортал Рослесхоза», и убедиться, что основная часть территории действительно передана в аренду лесозаготовительным предприятиям для заготовки древесины (фото 3)

Ситуация не везде в точности такая, как в Приангарье. Формы, площади и виды рубок, наличие или отсутствие семенных куртин и другие признаки сильно зависят от категории лесов (эксплуатационные они или защитные), от лесных районов, местных лесных особенностей и традиций, и от того, обычные это коммерческие рубки или коммерческие рубки, проводимые под видом санитарных.

Но практически везде, где мы видим в лесах огромные массивы недавних сплошных или почти сплошных рубок, выяснение, кто рубит и почему, показывает, что это или арендаторы, которым леса предоставлены государством для заготовки древесины, или предприниматели, купившие конкретные лесосеки с торгов, или исполнители санитарных рубок, назначенных или одобренных соответствующими органами управления лесами. И лесозаготовители рубят лес именно так, именно такими рубками и на таких площадях, не вопреки законам, правилам и воле контролирующих их чиновников — а потому, что так разрешают и отчасти даже предписывают эти самые законы, правила и чиновники.

Конечно, бывают случаи, когда крупномасштабные сплошные рубки проводятся без соблюдения каких бы то ни было лесных норм и правил и без оформления необходимых документов на заготовку древесины. Например, именно такой была самая крупная за последние несколько лет сплошная рубка во всей Европе (около 450 гектаров) — в бывшем совхозном лесу Верхне-Палатского совхоза Смоленской области. Хотя все детали, действующие лица и исполнители этой рубки известны — за прошедшие два года никто так и не был привлечён ни к какой ответственности.

Такая ситуация стала возможной из-за правовой неопределённости, созданной законодателями — неясного правового статуса бывших колхозных и совхозных лесов, по одним документам как бы входящих в состав лесничеств на землях лесного фонда, а по другим — как бы относящихся к землям сельхозназначения.

В сентябре 2020 года правительством были утверждены новые важные документы, касающиеся правового статуса лесов на сельхозземлях — но именно эта правовая дыра (неясный статус бывших колхозных и совхозных лесов) пока так и остаётся открытой. То есть варварские рубки в таких лесах происходят опять же потому, что государство считает их нормальными и не находит нужным как-то отрегулировать эту ситуацию.

Cамая большая сплошная рубка Европы за 2018 год (общей площадью около 450 гектаров) — в бывшем лесу Верхне-Палатского совхоза Смоленской области, и официально это как бы не рубка, а расчистка сельхозугодий (фото 4).

Из того, что абсолютное большинство рубок в российских лесах, в том числе самых крупных и интенсивных, производится в соответствии с разрешительными документами, с ведома и согласия контролирующих лесной комплекс чиновников, отнюдь не следует, что эти рубки проводятся правильно, не ведут к разорению лесов, и что после них обеспечивается реальное воспроизводство ценных лесных ресурсов.

Наоборот — именно эти официально разрешённые рубки и являются главной бедой наших лесов, опустошают их, приводят к смене коренных хвойных и твердолиственных лесов на неухоженные березняки и осинники на огромных площадях самых лучших и доступных лесных земель. «Чёрные лесорубы», конечно, тоже вносят свой вклад в это общее опустошение — но обычно небольшой по сравнению с вкладом лесорубов «белых» или «серых», действующих в рамках сложившихся правил и отношений с органами государственной власти.

Более того — во многих случаях люди становятся «чёрными лесорубами» от абсолютной безысходности: или от отсутствия какой бы то ни было иной работы во многих сельских поселениях и районах, или от невозможности каким бы то ни было иным способом обеспечить себя и своих близких жизненно необходимыми ресурсами, например, дровами.

«Палочная» система оценки работы лесных инспекторов (означающая, что чем больше нарушителей поймаешь и накажешь — тем выше будет оцениваться твоя работа), которая прямо предусматривается утверждёнными правительством РФ критериями оценки исполнения переданных регионам лесных полномочий, заставляет ловить и наказывать в том числе таких самовольщиков — но сохранению лесов это нисколько не помогает. Люди, поставленные перед выбором — умереть от голода или холода, или нарушить правила — всегда выбирают вариант нарушить, какие бы наказания ни грозили им за эти нарушения.

Как бы то ни было, вклад этих мелких самовольных порубщиков, нарушающих закон от безысходности, в общее разорение лесов страны невелик, и совершенно несопоставим с вкладом крупнейших корпораций, имеющих все необходимые разрешения на рубки.

Почему официальные рубки, которые проводятся в соответствии с требованиями законодательства, на основании всех необходимых разрешительных документов, с ведома и одобрения контролирующих и надзорных органов, ведут к истощению и разорению лесов?

Основных причин несколько.

Во-первых, действующее российское лесное законодательство основывается на устаревшей по меньшей мере на полвека концепции «освоения лесов», то есть использования лесов не столько как объекта лесоводства, сколько как природного месторождения древесины. Закон не требует ни от лесопользователей, ни от органов управления лесами обеспечивать реальное воспроизводство хозяйственно ценных лесов после рубки, и никак не связывает разрешённые объёмы заготовки древесины с качеством и результативностью лесного хозяйства.

Изображать лесовосстановление и обеспечивать красивую отчётность — нужно, и за это с хозяйственников и чиновников жёстко спрашивают; а достигать реальных результатов воспроизводства лесов — не нужно, в подавляющем большинстве случаев за это никто и никак не спрашивает.

Такая ситуация сохраняется в течение уже очень многих десятилетий, и ведёт ко всё большему и большему истощению лесов, дефициту хозяйственно ценной древесины; а этот дефицит заставляет лесозаготовителей или осваивать последние дикие леса, где они ещё сохранились, или всеми правдами и неправдами вовлекать в рубку наиболее ценные для людей и природы территории.

Во-вторых, леса опустошаются не только лесозаготовителями, но и пожарами, вредителями, болезнями и другими бедствиями, масштабы которых увеличиваются по мере нарастания изменений климата и бардака в стране. Например, в 2019 году, даже по официальной статистике, в России было срублено 219 миллионов кубометров древесины, а сгорело в лесных пожарах — 313 миллионов кубометров (и те и другие данные не полны, но они примерно отражают соотношение потерь).

Лесозаготовители, пожары, вредители, болезни и стихийные бедствия конкурируют за один природный ресурс — древесину, и, действуя совместно, гораздо быстрее опустошают леса, чем лесозаготовители сами по себе, пожары сами по себе и так далее.

В-третьих, российское лесное хозяйство уже очень давно существует в условиях жесточайшего кадрового голода — катастрофической нехватки специалистов, знающих и понимающих, как нужно хозяйствовать в лесах, чтобы обеспечить неистощительность пользования ими и своевременное воспроизводство хозяйственно ценных лесных насаждений. Проблем с подготовкой профессиональных кадров для лесного хозяйства много, но главная — в том, что наиболее знающие и мотивированные к серьёзной работе молодые специалисты просто не хотят идти в умирающую отрасль с нищенскими зарплатами, мутным правовым регулированием и непонятной ответственностью.

«Палочная» система борьбы с лесонарушениями только усиливает отток специалистов и отбивает желание работать — мало кто хочет брать на себя ответственность в ситуации, когда за любую ошибку могут посадить. В результате многие необходимые лесохозяйственные мероприятия или просто не проводятся, или проводятся по принципу «неважно, каким будет результат — важно, чтобы не наказали».

В-четвёртых, государство фактически управляет своими лесами вслепую: материалы лесоустройства давностью не более 10 лет есть примерно по одной седьмой части российских лесов, а попытки создания альтернативны систем получения информации о лесах (государственной инвентаризации лесов, государственного мониторинга воспроизводства лесов и так далее) практически полностью провалились.

Расчётная лесосека — разрешённый годовой объём заготовки древесины — считается не только по преимущественно неадекватным (некачественным и устаревшим) материалам лесоустройства, но и по древним немецким алгоритмам, разработанным 200 лет назад для совсем других природных и социально-экономических условий. Поэтому разрешённые объёмы рубок и по лесничествам, и по арендным участкам совершенно никак не соответствуют уровню неистощительного лесопользования при существующей системе хозяйства и существующем состоянии лесов.

По хвойным лесам таёжной зоны эти разрешённые объёмы обычно бывают завышенными в разы — а это, разумеется, ведёт к очень быстрому истощению самых ценных лесов.

В-пятых, деятельность государственных органов управления лесами в гораздо большей степени направлена на обеспечение показухи и красивой отчётности, чем на решение реальных лесных проблем.

Например, лесовосстановление (начальный этап воспроизводства леса после рубки) практически никогда не даёт значимых результатов, если не обеспечиваются должным образом последующие этапы (особенно рубки ухода до окончания периода уходов за молодняками — примерно 20-летнего возраста). Но лесовосстановлением можно красиво отчитаться, пустить пыль в глаза не особенно разбирающимся в лесных вопросах руководителям, журналистам и гражданам — а что «восстановленные» деревья потом почти с гарантией помрут, обычно никто и не замечает.

Поэтому все государственные решения, планы, программы и стратегии последних десятилетий направлены именно на «лесовосстановление» — при этом ситуация с реальными результатами лесовосстановления в течение этих десятилетий вообще никак не меняется.

Всё это приносит несоизмеримо больший ущерб лесам нашей страны, и в гораздо большей степени ведёт к их опустошению и разорению, чем деятельность «чёрных лесорубов» — лесных воров, действующих без разрешительных документов и без одобрения чиновников. Но искусственное раздувание значимости проблемы «чёрных лесорубов» позволяет органам государственной власти и лесным чиновникам десятилетиями скрывать гигантские провалы в своей работе, и изображать кипучую деятельность по сохранению лесов, практически ничего в реальности не меняя.

«Чёрные лесорубы» давно превратились в своеобразную дымовую завесу для российского лесного бардака.

Автор: Алексей Ярошенко.
Показать полностью…
93
11 окт в 20:26
Бедным считается каждый пятый житель Забайкальского края. По этому показателю регион значительно обходит Россию в целом, а среди 11 регионов Дальнего Востока занимает предпоследнее место.
Министр труда и социальной защиты населения края Евгений Казаченко на этой неделе встретился с депутатами заксобрания из фракции «Единой России» для разговора о бедности и борьбе с нею.

Малоимущими в Забайкалье признают семьи, в которых доход каждого человека ниже прожиточного минимума — в среднем на душу населения в 2020 году он составляет 12,4 тысячи рублей в месяц.

Казаченко начал с того, что напомнил о принятом летом указе президента, определяющем национальные цели, одной из которых является преодоление бедности и повышение доходов населения.

Цель состоит в том, чтобы к 2030 году все регионы снизили уровень бедности в два раза, исходя из данных 2017 года. На тот момент уровень у нас составлял 22% населения, соответственно должен снизиться до 11%. В 2019 году положение дел немного улучшилось — на 0,5%. Количество забайкальцев, относящихся к этой категории, составило 229,6 тысячи человек. Этот показатель в 1,75 раза превышает среднероссийский уровень (12,3%). А среди 11 субъектов Дальнего Востока край занимает предпоследнее, 10-е место, ниже находится только Еврейская автономная область (23,9%).

У бедности есть причины
«Мы провели анализ и выделили две основные причины, которые способствуют высокому уровню бедности в Забайкалье. Основная из них — это низкие доходы занятого населения особенно в сельской местности. Вторая причина — неполный состав семей или большая нагрузка на работающего члена семьи. Соответственно, по этой причине к категории бедных относятся семьи, которые имеют детей, или те, где дети воспитываются одним родителем. По оценке, это 70% таких семей», — рассказал министр.

Он отметил, что из всего населения края, чуть превышающего 1 миллион человек, сельскими жителями являются около 31% — 337,2 тысячи человек. Со слов Казаченко, доля селян в крае больше в сравнении как с Дальним Востоком (27,1%), так с Россией (25,3%).

Портрет бедняка
По результатам изучения более 19 тысяч домохозяйств, в которых проживают около 50 тысяч человек, в том числе 17,7 тысячи детей, минсоцзащиты составило портрет малоимущего забайкальца.

Бедные в Забайкалье — это люди в возрасте 40-60 лет, имеющие среднее образование, с доходом 11 тысяч рублей в месяц. Как правило, они испытывают проблемы в оплате жилья, коммунальных услуг и других платных услуг в принципе.

Одна из основных причин их положения — отсутствие работы как таковой или работы с достойной оплатой. С учётом большого количества сельских жителей проблема усугубляется низкими зарплатами в отрасли сельского хозяйства.

«Наиболее уязвимыми и проблемными являются семьи с детьми. Среди всех малообеспеченных они составляют практически 26%. Наиболее затруднительное положение — у многодетных семей. Их в регионе насчитывается 17 тысяч, из которых 83% относятся к этой категории бедных. Это достаточно большая цифра», — констатировал Казаченко.

Он также рассказал, что за год министерство тратит на социальные выплаты мер поддержки 13 миллиардов рублей. Это почти в 2 раза больше годового бюджета Читы. Внушительная сумма? Но, распределяясь между 335 тысячью человек, она превращается в достаточно скромные 38 тысяч рублей. Это ниже, чем средняя по региону зарплата.

Меры по борьбе с бедностью минсоцзащиты и другие органы власти прописали в региональной программе, проект которой сейчас рассматривает рабочая группа под руководством вице-премьера Михаила Чуркина. В числе прочих в борьбе с бедностью на вооружение взят и социальный контракт.

Хозяйство, бизнес и лечение алкоголизма
Про социальный контракт депутатам рассказал замначальника управления семейной политики Евгений Кузнецов. Если кратко изложить его слова, то эта форма помощи оказывается малоимущим семьям. Их заявление должно получить одобрение межведомственной комиссии, которая предлагает определённый план действий. Выплаты в размере от 5 до 30 тысяч рублей можно получить на развитие подсобного хозяйства, приобретение оборудования, чтобы начать предпринимательскую деятельность или стать самозанятым. Также малоимущим дают возможность отремонтировать жильё, отправить детей в школу и даже пройти лечение от алкогольной или наркотической зависимости.

В 2020 году в Забайкалье заключён 401 такой контракт на сумму чуть больше 10,5 миллиона рублей. Про эффективность можно будет сказать только спустя год. Однако, по словам Кузнецова, в 2019 году более половины из 471 заключивших контракт семей решили свои проблемы и вышли из сложной ситуации. Результат, конечно, не ахти. Но в сравнении с теми же социальными выплатами, которые вообще не гарантируют прощание с бедностью, уже что-то.

Впрочем, как ответил министр Евгений Казаченко на вопрос депутата Юрия Кона, окончательное решение проблемы бедности соцконтракт тоже не гарантирует: «Жизненные обстоятельства изменчивы и семья может какое-то время не испытывать трудности, а потом столкнуться с ними вновь. Потому что у нас есть неизбежная динамика рынка, есть семейные обстоятельства. Мы не можем прогнозировать, сколько будет ремиссия, если человек преодолевал алкогольную зависимость».

Тем не менее, министерство намерено усилить работу по заключению контрактов. По согласованию с Минтруда РФ край получит на эти цели средства федерального бюджета и в 2021—2022 годы с учётом софинансирования из казны региона сможет потратить на соцконтракты уже 322 миллиона рублей. Условно говоря, на следующий год на помощь в таком виде будет доступно в 15 раз больше денег.

Основным направлением соцконтрактов на два будущих года будет помощь в трудоустройстве — по этому направлению министерство планирует заключить контракты с 900 семьями. Чуть больше 1 тысячи семей получат поддержку для начала предпринимательской деятельности и разведения подсобного хозяйства. Ещё 826 семей — помощь по другим направлениям.

Социальный контракт, который и показывает не очень впечатляющие результаты и не гарантирует искоренение бедности, пока кажется самым действенным способом. Всё-таки это удочка, а не рыба, на которую нужно тратить два бюджета краевого центра.

Автор: Егор Захаров
Показать полностью…
111
08 окт в 15:06
По данным Забайкалкрайстата, в 2018 году квадратный метр жилья в новостройках стоил в среднем чуть более 50 тысяч рублей. В 2019 году этот показатель увеличился на 10 тысяч — до 61 тысячи рублей, за первое полугодие 2020-го ещё почти на 10 тысяч — до 70 тысяч рублей. Сколько в итоге составит цена квадрата по итогам 2020 года, предсказать сложно. Если в начале года квартиры в новых домах можно было купить по 62-64 тысячи за квадратный метр, то сейчас цена доходит до 78 тысяч. И это не предел.
Ежегодно средняя стоимость квадрата увеличивается. Но такой резкий скачок происходит впервые. Например, в 2014 году квадрат в Забайкалье стоил 49 тысяч рублей, в 2015 — 53 тысячи. В 2016 году вообще было снижение до 47 тысяч рублей за квадрат. На следующий год рост составил 1 тысячу рублей. Самое ощутимое повышение было в 2019 (на 10 тысяч рублей по сравнению с предыдущим годом). Но даже оно не идёт ни в какое сравнение с тем, что происходит сейчас.

Льготный подвох
В начале 2020 года в Забайкалье стартовала программа льготной дальневосточной ипотеки под 2%. Её ждали. Её афишировали. На неё надеялись. Стартовала она в регионе в тот момент, когда квадрат стоил 62-64 тысячи рублей. Уже через три-четыре месяца цена выросла до 70 тысяч.

Тогда застройщики говорили, что рост с дальневосточной ипотекой не связан, что он был ожидаемый и плановый. Произошёл он из-за того, что цена растёт в зависимости от стадии строительства дома. Когда котлован — дешевле, когда дом идёт под крышу — дороже. Плюс компенсация убыточных объектов.

Застройщики объясняли, что, даже несмотря на этот рост, покупка квартиры по льготной ипотеке под 2% годовых всё равно ощутимо выгоднее, чем если приобретать квартиру в 60 тысяч рублей за квадрат, но под 12% годовых.

У авторов программы был выбор — распространить её на первичный и вторичный рынки или ограничиться только первым. Ограничились. Наверное, с целью помочь и застройщикам. Хотя предсказать такой рост было несложно.

Сколько сейчас стоят квартиры?
В августе Забайкалкрайстат опубликовал отчёт, в котором говорится, что квадратный метр в новостройках Забайкальского края к июню подорожал почти до 70 тысяч рублей – рост за полгода составил 14%.

«Средняя цена одного квадратного метра общей площади проданных квартир во II квартале 2020 года на первичном рынке жилья составила 69 961 рубль, на вторичном – 57 306 рублей (соответственно на 13,9% и на 4,3% выше, чем в четвёртом квартале 2019 года)», — указано в отчёте.

Пока данных за 9 месяцев нет. Но уже очевидно, что процент будет ещё выше.

Рынок новостроек в Чите небольшой, его легко можно разделить на два ценовых сегмента.

Верхний сегмент, где квадратный метр стоит 76-78 тысяч рублей, представляют три объекта: Ивана Артёменко, 7 (РУС, рядом с Октябрьским), ЖК «Видный» («Энергожилстрой», Сосновый Бор) и Тимирязева, 23 («Тантал», район магазина «Мир приключений»). Несмотря на цену, на некоторых объектах квартир уже практически не осталось. Сдача домов запланирована на вторую половину 2021 года.

В верхнем сегменте мог находиться и дом на Красных коммунаров в районе МЖК компании «Тантал», но он чуть не дотянул по цене — там цена квадрата начинается от 73 тысяч рублей. Вероятно, это связано с тем, что срок сдачи у него подальше: конец 2022 — начало 2023 годов.

Условно в нижний ценовой сегмент можно занести остальные читинские новостройки, которые расположены за периметром центра города. И здесь только два объекта — Силикатная, 3 («Энергожилстрой», Сосновый Бор) и Усуглинская, 4 (школа №17, «Тантал»). Несмотря на сдачу уже в этом году, квадратный метр здесь стоит 68-69 тысяч рублей.

Что говорят застройщики?
Представитель компании «Тантал» утверждает, что на рост цены влияют два фактора: район дома (чем ближе к центру города, тем дороже), а также — стадия строительства дома.

«Так было всегда. Никаких других причин повышения цены нет. Это сезонное традиционное повышение в пределах разумного. С отсутствием китайской рабочей силы это не связано. Кроме китайцев были узбеки, таджики, русские, — и они так и есть сейчас. С китайцами было, конечно, быстрее. Сейчас объекты строятся медленнее», — уточнил представитель «Тантала».

«Региональное управление строительства», напротив, объясняет причину роста цены удорожанием рабочей силы и повышением стоимости стройматериалов.

«Если посмотреть сначала года, то даже кирпич подорожал минимум на 10%. Можно проанализировать все расходы — кирпич, металл, цемент. Наименований масса. И большинство из них подорожали. Второй момент — удорожание стоимости рабочей силы. Сказывается и отсутствие хороших специалистов, умеющих быстро работать. На сегодня бригады, которые у нас есть, строят с меньшей скоростью, а цену запрашивают в два раза выше, чем китайцы», — уточнил представитель «РУС».

При этом пока снижения спроса РУС не наблюдает: «Покупательский спрос не угас. Покупают. Люди вкладывают деньги в недвижимость. Благо, есть «Дальневосточная ипотека». Но она пришла в тот момент, когда мы вошли в кризис из-за коронавируса. И для всех это очевидно. Застройщики вынуждены работать в очень специфичных условиях сегодня».

И «Тантал», и РУС пока не берутся прогнозировать, что будет дальше. Будут ли цены расти или снизятся. Говорят, что пока никаких расчётов нет.

В сентябре стало известно, что программу дальневосточной ипотеки могут расширить и на вторичное жильё. Чем это обернётся для обычных покупателей, будет понятно позже. Вполне возможно, что резко вырастет в цене и «вторичка».

А как в остальной России?
Квартиры в новостройках в 2020 году примерно так же, как и в Забайкалье, подорожали во многих регионах России. По данным Росстата, с июля 2019 года по июль 2020-го в среднем по России квадрат вырос в цене почти на 12 тысяч рублей — с 61,6 тысячи до 73,4 тысячи рублей. И та стоимость жилья, что имеют на сегодня читинцы очень близка к среднероссийской. И на фоне других регионов Дальнего Востока выглядит не самой высокой.

Директор федеральной компании «Этажи» Ильдар Хусаинов нашим коллегам из «АиФа» объяснял такой повсеместный рост рекордно низкими ипотечными ставками (от 6,5%), а также желанием людей заработать на свободных деньгах — они возвращают почти не приносящие дохода вклады и инвестируют деньги в жильё.

Негативно сказалась на строительной отрасли, конечно, и ситуация с коронавирусом. Поэтому рынок жилья сейчас очень нестабильный. И для застройщиков, и для покупателей.

Автор: Татьяна Пояркина
Показать полностью…
112
11 сен в 14:27
Глава Забайкалья Александр Осипов в мае провёл закрытое совещание о взаимодействии правительства с епархией. По итогу был выпущен протокол с целым пакетом поручений, обязывающих краевые и муниципальные власти помогать епархии с жильём, землёй и строительством их объектов. И вот, мэрия Читы назначила на 11 сентября публичные слушания по поводу выдачи разрешения под религиозное использование трёх участков — на Ангарской, в Сосновом Бору и на территории бывшего военного городка за объездной трассой в лесу. На последнем и самом большом участке площадью 8 гектаров епархия намерена отстроить целый православный городок — подворье, церковь, воскресную школу и спортсооружения, вплоть до скалодрома.
Участок рядом с объездной уникален. Мало того, что он расположен в лесном массиве и сам порядочно покрыт соснами, так ещё и находится в собственности Читы. При том, что весь лес вокруг и вдоль объездной является гослесфондом, а этот статус автоматически закрывает доступ к нему — для получения здесь земли нужно дойти до правительства РФ. Благодаря военным, у которых когда-то там был свой объект, он был выведен из оборота, а позже — в 2014 году — передан Чите.

Его размеры — 8 гектаров — позволяют там сделать всё, что угодно — разбить парк, построить детский лагерь или спортивный центр. О чём-то более капитальном, вроде детсада, школы или больницы, речи не идёт, так как до инженерных сетей от него очень далеко.

Детский лагерь?
До появления в регионе православного губернатора власти города видели там именно детский лагерь. В 2018 году дума Читы согласилась безвозмездно передать эту землю молодёжному центру «Искра». Учреждение в течение 3-5 лет планировало построить там военно-патриотический центр для детей со скалодромом, палаточным лагерем и лазертагом.

Планы не осуществились. По информации «Искры», лагерь не стали строить, потому что эта территория не предназначена для строительства объектов для проживания. Организация вынуждена была отказаться от участка.

В этом году руководитель фонда «Наследие» по поддержке развития самбо в Забайкальском крае Николай Бурдинский направлял обращение губернатору Александру Осипову с просьбой рассмотреть возможность строительства на участке детского оздоровительного лагеря. Его обращение адресовали руководителю администрации города Александру Сапожникову и министру спорта Виталию Ломаеву.

«Мы тогда узнали, кому эта территория принадлежит – она принадлежала на тот момент городу. Обратились к ним для того, чтобы нам передали на ответственное хранение хотя бы эту территорию и здания, которые на ней находятся. Город нам отказал. Неоднократно мы пытались с ними наладить диалог, они неоднократно от этого уходили», — рассказывал «ЗабТВ» в июне Бурдинский.

Православное подворье!
Как объяснили в мэрии ИА «Чита.Ру», сейчас на этой территории хотят создать православное подворье, которое поделят на несколько зон. По проекту там разместится церковь и воскресная школа, будут спортивные сооружения, в том числе хоккейная коробка, скалодром, велодорожки и мастерские.

В отделе планирования территорий управления архитектуры и градостроительства ИА «Чита.Ру» объяснили, что передавать землю епархии пока не планируется. Речь идёт про предоставление права религиозного использования земли, а эта процедура предполагает проведение слушаний. Но это только пока, ведь планы по религиозному освоению участка уже очерчены.

Публичные слушания
Общественные обсуждения по этой и двум другим территориям начнутся 11 сентября. Прежде чем на них пойти, горожане могут ознакомиться с экспозицией проектов распоряжений в администрации Ингодинского района.

Если вы ожидаете увидеть там схемы, картинки и макеты, то ошибаетесь. Вам дадут три листка с проектом распоряжения Сапожникова о предоставлении разрешения и, если будете чуть настойчивей, покажут несколько фотографий на компьютере. В администрации нам пояснили, что, возможно, наглядное изображение планируемых объектов покажут на общественных обсуждениях.

Вопросом о том, почему обсуждения пройдут в парке здоровья «Берёзка», задался депутат Законодательного собрания Забайкальского края Роман Берг. Он считает недопустимым то, что проекты выделяемых трёх земельных участков находятся на расстоянии около 10 километров от места проведения слушаний. И неизвестно, смогут ли читинцы в рабочий день приехать за город к назначенному времени. Требование сменить место слушаний он направил прямиком Александру Осипову, однако пока о корректировке места слушаний никто не объявлял.

Они состоятся 11 сентября в 18.00 в парке здоровья «Берёзка».
Показать полностью…
124
Небезопасный и неудобный
Сообщить об ошибке
18 авг в 14:02
Пустые бутылки из-под пива притаились на ступеньках и у ограждений. На полипропиленовых стенах «красуются» нецензурные слова и неприличные знаки, разумеется, только на тех участках, которые еще сохранились в целостности. А через неровные пробоины, которые не задрапированы рекламными баннерами, вместе с редкими прохожими здесь прогуливается лихой забайкальский ветер. Именно так выглядит сегодня сданный в эксплуатацию девять лет назад надземный пешеходный переход на объездной дороге Читы близ микрорайона Северный.
Корреспонденты газеты «Забайкальский рабочий» решили «отметить» десятилетие решения читинской Думы о возведении данного объекта, посетив его вместе с государственным судебным экспертом по ДТП, председателем общественного движения «Дорожный патруль» Алексеем Стрельниковым.

Сегодня надземный пешеходный переход выглядит удручающе — особенно рядом с обустраивающимися торговыми зданиями, которые выглядят довольно помпезно. Невольно возникает вопрос — нужно ли это сооружение городу?

— В 2009 году на этом месте произошла трагедия: водитель сбил семью — молодую женщину и троих детей, один ребенок погиб на месте. Водитель понес наказание. Насколько мне известно из материалов дела, на объездной дороге были проблемы не только с отсутствием пешеходного перехода, здесь также отсутствовало освещение. Все эти факторы и привели к печальным последствиям. Согласно предписаниям в области безопасности дорожного движения, если на определенном участке дороги высока концентрация ДТП, то необходимо что-то менять в схеме дорожного движения, — пояснил Алексей Стрельников.

В данном случае городские власти и сотрудники ГИБДД приняли решение о разработке проектно-сметной документации для строительства надземного пешеходного перехода.

«В 2009 году сумма в размере 10,5 миллиона рублей была включена в проект адресно-инвестиционной программы на 2010 год. В 2010 году надземный пешеходный переход был построен и сдан в эксплуатацию. Увеличения стоимости строительства не было», — сообщается в ответе на запрос корреспондента «ЗР», подписанном исполняющим обязанности председателя комитета городского хозяйства администрации Евгением Гуцулом.

В июне 2011 года надземный пешеходный переход открыли для горожан. Работы выполнило ООО «Строительная компания». В то время говорилось, что пешеходный переход возведен по современным стандартам — высотой 5,5 метра, что позволяет большегрузному транспорту проезжать под ним. Основная конструкция выполнена из металла. Практически весь переход покрыт полипропиленом, в котором застройщики оставили большие окна для проветривания.

И вот летом 2020 года мы увидели удручающую картину. По одну сторону от надземного пешеходного перехода, вдоль оживленной трассы появилось металлическое ограждение. Чтобы подобраться к лестнице перехода, нужно сначала пройти несколько метров вдоль этого ограждения, обойти его и пройти ровно столько же по другую его сторону. Можно, конечно, перешагнуть ограждение — оно невысокое, но ведь некоторым людям это может быть не по силам. К тому же путь к ступенькам преграждает трава и кустарники. Другая лестница на этой же стороне дороги выглядит еще более странно. Во-первых, она упирается прямо в высокий забор, за которым развернулась стройка. Во-вторых, со стороны дороги путь к ней перегородило предприятие автосервиса. Да, пройти к данной лестнице можно, но только по узенькой, заросшей травой тропинке между автосервисом и забором. Сама конструкция прочная и крепкая, пострадал только полипропиленовый навес. На противоположной стороне дороги пешеход спускается на вымощенную плиткой площадку, которая похожа на островок в бурной реке дорожного движения. С этой площадки нужно еще каким-то образом перейти довольно широкий и оживленным участок, представляющий собой подъезд к торговым точкам.

Пока мы осматривали надземный пешеходный переход в течение 20-30 минут, по нему прошел только один пешеход. При этом несколько человек прямо на наших глазах, практически рискуя жизнью, переходили дорогу всего в нескольких метрах от виадука.

— Думаю, что люди пользуются этим переходом, потому что иначе дорогу здесь перейти невозможно — поток машин большой, — поделился с нами мнением молодой человек по имени Александр, который и оказался тем единственным ответственным пешеходом. — Однако вид у него ужасный, отвратительный.

Для тех, кто желает преображения перехода, есть хорошая новость. Согласно ответу на запрос «ЗР», текущий ремонт пешеходного перехода запланирован на 2021 год.

— При обустройстве пешеходных переходов помимо концентрации ДТП должна учитываться пропускная способность объекта. Здесь мы видим, что такая востребованность есть. Но данный объект должен быть не только безопасным, но и удобным. Мы же увидели: чтобы пройти к виадуку, нужно обойти металлическое ограждение. Если человек спускается в противоположную сторону, то он утыкается в забор частного коммерческого сектора. Ограждения виадука должны быть затянуты, иначе есть угроза, что ребенок может выпасть. Одним словом, надземный пешеходный переход небезопасен и неудобен, — вынес заключение Алексей Стрельников. — Поэтому горожане не пользуются этим переходом в полной мере и пересекают дорогу в неположенном месте.

По словам судебного эксперта по ДТП, из-за того, что весной этого года в эксплуатацию запустили ряд торговых точек, поток пешеходов на данном участке трассы возрос. По этой причине и востребованность в регулировании дорожного движения обострилась.

— Делать что-то нужно непременно, но так, чтобы это было безопасно и удобно, — добавил Алексей Стрельников. — На наш взгляд, прекрасным вариантом для этого участка была бы установка светофора с кнопкой. Если же говорить непосредственно о виадуке, то нужно обеспечить к нему свободный доступ. Ведь чтобы пешеходы не нарушали правила дорожного движения, нужно создать для них соответствующие условия.
Показать полностью…
133
поставить светофор , нарисовать пешеходный переход , и лежачий полицейский сделать , может дешевле б...
07 авг в 13:14
Предприниматель Виталий Шляхта возводит аптечный комплекс на месте бывшего теплового узла за диагностическим центром в Чите. По его словам, в здании будут оказываться услуги и по лечению и реабилитации. Это за деньги. А вот вокруг центра бизнесмен хочет организовать сквер – с тренажёрами, детской площадкой, беседками и многим другим – почти без ущерба лесу. Проект сквера готов – не хватает одобрения мэрии, которое возможно только с согласия читинцев.
Что за участок?

Стройка аптеки разворачивается по адресу Красноармейская, 95. Она огорожена забором, а вот всё, что за его пределами, пока не обустроено. Общая площадь благоустраиваемой территории с устройством подъездного пути и пешеходной связи составляет 1,07 гектара.

Сейчас территория предполагаемого сквера – это сосны и немного мусора. Пока представить, что на ней появятся площадки, лавочки и беседки, сложно. Но здесь пахнет сосновым лесом, разнотравьем и дождём – а это уже чуть подкупает и располагает отдохнуть.

Четыре зоны для бесплатного отдыха

По проекту территория сквера делится на четыре функциональные зоны. Так называемая зона входной группы включает в себя стилизованный вход в сквер в виде пилонов с декоративным освещением и велопарковки. Для освещения планируются уличные парковые фонари.

Вторая зона – это территория активного отдыха, в которую входят детские комплексы для игр и занятия спортом. Уточняется, что детская площадка будет удалена от проезжей части. Дизайн площадки определён общим художественно-конструктивным стилем сквера. В проект заложены песочница, игровые комплексы, качели, горки, турники. А для основы площадки должно использоваться экологически чистое резиновое покрытие.

Зона тихого отдыха предполагает размещение беседок, скамеек, пергол и зону барбекю. В четвёртой — хозяйственной зоне планируется размещение четырёх модульных туалетов, площадка для хранения хозяйственного инвентаря. Для сбора и хранения мусора по проекту устанавливаются урны.

По периметру сквера должно появиться металлическое ограждение. При въезде на территорию предусмотрены откатные ворота и распашная калитка. После завершения всех работ на участке должен появиться газон и цветы.

Виталий Шляхта рассказывает, что задумал всё это, чтобы украсить город. Говорит – люди должны жить достойно.

Планируется, что в сквере смогут гулять все желающие днём – причём бесплатно. Предполагается, что основными пользователями территории станут жители соседних районов, а также посетители прилегающих лечебных учреждений. Территория сквера для них находится в пешеходной доступности.

Сам предприниматель объясняет, что придумал проект не ради денег, а ради благоустройства города.

«Меня спрашивали: «Зачем тебе это надо? Ты бы на эти деньги мог спокойно куда-то уехать». Но мне кажется, что я правильно делаю. Я хочу сделать для людей, чтобы жили комфортно, чтобы было чем гордиться», — объясняет Шляхта.

По его словам, одни люди будут приходить сюда лечиться, другие – отдыхать.

Не рубить, а строить

В абстрактной плоскости идеи про спортивные зоны, лавочки, детские площадки и беседки на свежем воздухе звучат слишком аппетитно. На практике же в голове практически любого читинца главным вопросом станет возможная рубка деревьев. На фоне варварского каждодневного уничтожения тополей и ильмов в городе, жарких дискуссий вокруг строительства детской больницы, застройка на участке с соснами сильно беспокоит.

По словам предпринимателя, проект предполагает вырубку трёх деревьев. Это необходимо для строительства дороги. И сделать это возможно только с разрешения комитета ЖКХ. Других рубок, по его словам, не предусмотрено – сквер должен быть зелёным.

В администрации города в ответ на запрос нам сообщили, что на объекте проектирования под озеленение рекомендуется отвести 46% от общей площади, под дорожно-тропиночную сеть – 15%, под капитальные сооружения – 10%, под малые архитектурные формы – 3%, под проезды и площадки – 26%.

Пока в городе остро стоит проблема вырубки деревьев, любое упоминание об уничтожении деревьев, даже ради парка, воспринимается с критикой. Биолог Олег Корсун даже предложил ввести мораторий на вырубку леса под стройку, пока в городе не появится нормальная лесопарковая зона для отдыха и занятий спортом.

«То, что есть в городе — скверики в парке ОДОРА и Шахматном парке — это хорошо, но не то. То, что в Северном делается силами горожан, также очень далеко от парка или лесопарка. У города нет благоустроенной лесопарковой зоны отдыха, а эти леса — лучшее, что он может предложить для этого», — уточнял биолог в комментарии корреспонденту ИА «Чита.Ру».

Возможно, то, что предлагает бизнесмен Шляхта – это выход. Осталось найти компромисс с желательным результатом – вообще не рубить, либо высаживать вместо вырубленных новые.

Решать читинцам

По информации администрации, проект рассматривала и. о. начальника управления архитектуры и градостроительства Елена Медведева и рекомендовала для обсуждения с общественностью. Так как проект предполагает обустройство общественного пространства, для принятия окончательного решения властям необходимо выслушать мнение горожан.

«Ввиду распространения коронавирусной инфекции организация дискуссионной площадки в месте планируемого развития сквера пока невозможна», — уточнили в мэрии.

Но теперь-то возможна?

Безусловно, Чите не хватает мест для отдыха. Создание такой территории — большой и ответственный шаг, который нельзя сделать без совместного обсуждения. Мы тоже хотим знать, что думают о создании такого сквера горожане. То есть, вы. Для этого просим пройти опрос и высказать своё мнение.

Автор: Екатерина Рахманова
Показать полностью…
113
02 авг в 22:10
Все животные нуждаются в ежедневном кормлении и уходе, поэтому зоопарк — это учреждение непрерывного типа. Несколько месяцев зоопарки в Забайкальском крае были закрыты в связи с введением режима самоизоляции. Как и многие другие организации, зависящие от прибыли с посетителей, зоопарки оказались в трудном положении.
17 июля губернатор Забайкальского края Александр Осипов подписал постановление о снятии запрета на работу парков, скверов, зоопарков и пляжей. Читинский городской зоопарк, зоопитомник «Амодово» и детский контактный зоопарк «Радуга» поделились с нами, как им удалось выжить в этот непростой четырехмесячный период.

«Просим о помощи»

Читинский городской зоопарк, как и зоопитомник «Амодово», были закрыты для посещения с 19 марта. Дарья Лазарева, заместитель директора по зоологической работе, сообщила, что практически все сотрудники всё это время работали в штатном режиме, соблюдая необходимые меры безопасности: носили маски, обрабатывали руки, поверхности в помещениях секций, столы, на которых готовились корма для животных. С закрытием зоопарк и питомник лишились дохода от продажи билетов, из-за чего обязательные ежегодные ремонтные работы пришлось приостановить. Стали невозможны реконструкция и строительство вольеров в соответствии с новыми стандартами, чтобы получить лицензии в дальнейшем.

Зоопарку и зоопитомнику повезло чуть больше. На момент закрытия они имели подушку безопасности в виде определенного запаса кормов. На дальнейшую закупку выделялись средства из бюджета города. Оттуда же начислялась зарплата для работников, поэтому никто без оплаты не остался.

Зоопарк и зоопитомник выразили сердечную благодарность жителям края, которые откликнулись в трудную минуту: приносили фрукты, овощи и другие продукты для содержания животных. Помощь оказали и представители нескольких организаций города. Некоторые животные сейчас находятся под программой опеки.

18 июля зоопарк и зоопитомник «Амодово» были открыты для посещения. Внутренние помещения зоопарка закрыты, но посетителям можно гулять и любоваться животными на улице, при соблюдении дистанции в полтора метра и ношении маски.

Дарья Лазарева рассказала, что в планах у зоопарка продолжить реконструкцию вольеров, завершить ремонт секции «Ихтиология», продолжить перемещение ряда животных из зоопарка в зоопитомник «Амодово» и заготовить корма к зиме.

Читинский городской зоопарк и зоопитомник «Амодово» всё ещё нуждаются в поддержке граждан.

— Мы просим неравнодушных жителей нашего города и представителей организаций оказать нашему учреждению любую помощь: кормами, стройматериалами. Организации также могут поучаствовать в программе опеки над животными, — рассказала Дарья.

Контактный телефон зоопарка: 8 (302) 235-95-98

Грандиозные планы

Виталий Шляхта, директор физкультурно-оздоровительного центра «Радуга», рассказал о ситуации в зоопарке и конно-спортивном комплексе, расположенных на территории Центра. Как и большинство зоопарков мира и России, «Радуга» столкнулась с главной трудностью — закрытием для посещения, а значит, с отсутствием внешнего дохода.

Спустя месяц с начала карантина зоопарк стал размещать в социальных сетях объявления от имени животных с просьбой помочь. На крики о помощи откликнулось большое количество людей. Неравнодушные земляки приносили продукты, фрукты, овощи и каши. Сотрудники организации не устают благодарить этих добровольных спонсоров и опекунов, которые помогали, как могли: от маленького кулёчка еды до корзины с фруктами. Благодаря им животные зоопарка смогли пройти этот трудный путь.

Генеральный директор «Радуги» по совместительству является директором Забайкальской мемориальной компании, занимающейся ритуальными услугами. Благодаря этому факту сотрудники зоопарка и конюшни не остались без зарплаты. Никто из них не был сокращён или уволен.

— Я видел интервью с руководителями зоопарков из других городов. Они были вынуждены забивать на мясо наименее ценных животных, чтобы прокормить остальных. Но в нашем зоопарке ни одно животное не пострадало. Помогли люди и Забайкальская мемориальная компания, поделился Виталий Шляхта своими переживаниями.

Егор Багаев, пиар-менеджер физкультурно-оздоровительного центра «Радуга», раскрыл грандиозные планы на то время, когда карантин и пандемия останутся позади. Прежде всего возобновятся занятия по иппотерапии для детей с ограниченными возможностями. Помимо этого на территории конюшни организуется школа верховой езды для желающих любого возраста. 16 августа, на День воздушного флота России, «Радуга» открывает музей авиации в самолете ТУ-154. Экскурсии по борту и наглядный рассказ об устройстве самолёта и истории авиации будет проводить ветеран ВВС Борис Родиков. Когда будут сняты все ограничения, на территории центра откроется планетарий, прокат веломобилей, а также начнут проводиться еженедельные мероприятия для детей всех возрастов.

С 17 июля физкультурно-оздоровительный центр был открыт и теперь работает с ограничениями.

Автор: Екатерина Еременко
Показать полностью…
116
29 июн в 11:12
Писатель и краевед Константин Михайлов в письме министру культуры Ольге Любимовой назвал 20 памятников архитектуры, позорящих Россию. Один из них — Успенская церковь в селе Калинино Нерчинского района Забайкальского края 1712 года постройки. О её реконструкции говорят уже много лет, а в 2012 году работы даже почти начались. Был готов проект реконструкции, собраны 11 миллионов рублей пожертвований. Подрядчик должен был выйти на объект, но всё сорвалось в последний момент.
Вот уже 8 лет о реконструкции только говорят. Необходимого волевого решения от Читинской епархии и правительства региона — отремонтировать храм — нет. Церковь в Калинино безмолвно рушится.

Заслуженный архитектор России Виктор Кулеш рассказывает, что, когда первый раз побывал возле церкви и изучил всю ситуацию, понял, что это уникальнейший объект, историческая гордость Забайкалья и её надо спасать.

«Здание построено в период с 1706 по 1712 год. Если сопоставить с теми датами, которые для России важны, 1709 — год Полтавской битвы. Представьте, в то время, когда вся Россия надрывалась в битве со шведами, когда никакого строительства не было, тем не менее, Пётр Первый разрешил строить церковь в далёком Забайкалье. Это первый храм от Байкала до Тихого океана, построенный так капитально. Естественно, как архитектора и забайкальца меня очень интересовала эта история», — говорит он.

Уточняет, что первые замеры для будущей реконструкции были сделаны ещё в 2008 году, повторили их в 2011-м.

«Мы пришли к выводу, что здание ремонтноспособно. Такой корявый, но точный термин. Обратились в епархию к владыке Евстафию и губернатору Равилю Гениатулину. Убедили всех, что надо начинать хотя бы с какого-то проекта. Они, конечно, согласились, и мы начали действовать», — рассказывает Виктор Кулеш.

Процесс реставрации очень дорогостоящий. Но было важно остановить разрушение здания.

«Хотя бы привести его в порядок и сделать так, чтобы там можно было служить. За минимальную плату, к этому никто не придирался, назвали этот проект капитальным ремонтом. Хотя директор нашего проектного института Юрий Ефимович Викулов с моей подачи решил, что, да, называется капитальным ремонтом, а, на самом деле, это будет проект реконструкции и восстановления.

В «Читагражданпроекте» был создан коллектив из 20 человек, которые с большим энтузиазмом взялись за работу, несмотря на то, что мы делаем практически реставрацию, а деньги получаем за капитальный ремонт. Это никого не смущало. Все считали, что это большое, нужное и святое дело», — говорит заслуженный архитектор.

Проект был выполнен, выпущен и утверждён. В том числе, его одобрил и владыка.

«Евстафий любил строить, был мастером в организации строительства. Мы решили начинать. Нашлась и строительная организация, которая была готова работать (компания «Энергожилстрой» — авт.). Я неоднократно выступал по радио и телевидению, говорил о том, что надо церковь спасти. Если каждый приедет туда, очистит два-три кирпича, они его потом всю жизнь будут греть. Он будет чувствовать, что участвует в святом деле восстановления храма», — говорит Виктор Иванович.

На благотворительный счёт начали поступать средства для церкви в Калинино. В общей сложности было собрано 11 миллионов рублей, всего же необходимо было 28 миллионов. Но многие помогали и делом.

«Однажды мне позвонил ректор ЗабИЖТ Николай Сигачёв (сейчас он возглавляет Читинский институт природных ресурсов экологии и криологии — авт.) и предложил помощь в реконструкции фундамента. Он сказал, что у них в институте разработано техническое предложение, благодаря которому предотвращается разрушение здания, фундамент становится монолитным и перестаёт принимать воду. Мы все были готовы начать. Такое предвкушение, что через 6–8 месяцев здание будет стоять», — рассказывает Виктор Кулеш.

Уточняет, что в тот момент Евстафий был также за начало работ. Говорил, что с 11 миллионами можно строить. Практика показывает, что, когда люди увидят начало реконструкции, будут ещё пожертвования, подключатся меценаты и получится довести всё до конца.

Но именно в этот момент в Забайкалье назначали нового владыку Владимира.

«Появился епископ Владимир, которому сказали: «Да вы что, за 28 миллионов рублей сделать такую работу не получится». Приехали московские эксперты и внушили ему, что на такую реконструкцию надо 300 миллионов. Конечно, 300 миллионов рублей это лучше 28. Но кто их даст? Никто. К тому же Владимир понимал, что он здесь временно и не проявлял никакой инициативы. Вопрос с реконструкцией завис», — говорит Виктор Кулеш.

Добавляет, что нынешний владыка Димитрий, несмотря на то, что местный, не способен возглавить такое строительство: «Не умеет, не знает, и не может возглавить строительство. Он боится».

В 2016 году сообщалось, что Димитрий поедет в Москву, чтобы провести ряд встреч и решить судьбу Успенской церкви.

«Мы настроены самым решительным образом начать как можно скорее противоаварийные работы. Нерчинская епархия и министерство культуры края достигли полного взаимопонимания в этом вопросе. Противоаварийные работы — это первоочередная цель. Мы намерены добиваться включения храма в федеральную программу реставрации памятников, поскольку это первый каменный храм, построенный за Байкалом, и его необходимо сохранить», — сообщала тогда пресс-служба епархии.

Но итоги этой поездки не сообщались. Работы на объекте так и не начались.

Виктор Кулеш с вопросом о реконструкции церкви в Калинино обращался уже и к нынешнему губернатору Александру Осипову.

«Губернатор однажды соблаговолил встретиться с союзом архитекторов. Я сходил на эту встречу. Задал три вопроса, в том числе, сказал о необходимости вернуться к восстановлению храма в Калинино. Существует некая легенда, что Осипов православный губернатор, что он к этому делу относится трепетно и очень верующий человек. Я ему сказал, что есть проект. Он спросил: «Вы можете передать нам этот проект?» Я ответил, что, конечно, можем: «Чего он у нас в архивах киснет? Мы заинтересованы в том, чтобы этот проект работал». Он уточнил, что в понедельник придёт его помощник, передайте», — рассказывает архитектор.

Добавляет, что к понедельнику подготовил все диски с записями. Ещё раз вместе с коллегами изучили проект и поняли, что он пригоден для реализации. В назначенный день помощник не пришёл.

«Появился дней через 20. Сказал, что было некогда, был загружен. Я всё передал. Думаю, Осипов получил материалы, и было бы неплохо, если бы он набрал номер и сказал, спасибо, готовьтесь к работе. Ничего подобного. Получил и спасибо не сказал. Ну и ладно. Спасибо нам не надо, обойдёмся. Через некоторое время я услышал, что в 2020 году объект законсервируют, а в 2021 году начнётся строительство. Конечно, никакой консервации не началось. Она и не нужна. Зачем тратить деньги, если через год надо начинать восстановительные работы. Кому это нужно?» — говорит Кулеш.

Действительно, в 2019 году инспекция по охране объектов культурного наследия Забайкальского края заявляла о намерении к 2021 году завершить процедуру консервации разрушающейся церкви в Калинино.

«Есть реставрационная мастерская «Хранитель», которая в 2018 году создала проектно-сметную документацию, она включает в себя работы по консервации объекта. Эта документация прошла историко-культурную экспертизу и буквально на днях поступила на согласование в Государственную службу по охране объектов культурного наследия», — говорили тогда в инспекции.

Сейчас в инспекции уточняют, что консервация пока откладывается — проблема с документацией. Уточняют, что активных действий в направлении церкви в Калинино на данный момент нет.

В пресс-службе читинской епархии в ответе на официальный запрос ИА «Чита.Ру» сообщили, что документы на церковь переданы в службу охраны памятников год назад.

«В июне прошлого года проектно-сметная документация для проведения противоаварийных работ по сохранению церкви Успения Пресвятой Богородицы в селе Калинино Нерчинского района Забайкальского края направлена в Государственную службу охраны объектов культурного наследия», — говорится в ответе.

В нём же указано, что пожертвования, собранные на реконструкцию, находятся на счёте Нерчинской епархии: «Они будут использованы для работ по сохранению выявленного объекта культурного наследия».

Этот вопрос действительно волновал многих — где деньги? Опасались, что они пущены на иные цели. Другой вопрос, что собраны они были на дело. Великое и святое дело. Но вот уже восемь лет просто лежат. Ждут своего часа, который, непонятно, настанет ли.

Виктор Кулеш вспоминает, как в 2012 году епископ Евстафий провёл службу в церкви в Калинино.

«Тогда храму исполнилось 300 лет. Было много народа, церковь переполнена. Паломники из разных мест. Это уже был октябрь, и очень холодно. Сквозил ледяной ветер, все замёрзли, но на душе было тепло. Я помню эту чувство. Слышал, как одна женщина, выходя со службы, сказала: «Вся продрогла до костей, а внутри так светло», — говорит Виктор Иванович.

Тогда всем казалось, что вот-вот храм оживёт. Что есть люди, готовые взяться и сделать, есть решение и поддержка на высоком уровне. Но из режима действия история с церковью в Калинино перешла в режим ожидания. Многолетнего и беспросветного. Почему-то необходимой заинтересованности в восстановлении храма сейчас нет. При этом Читинская епархия планирует много новых строек. Правда, в Чите.

«Помню, мне звонили и спрашивали, как записаться, чтобы поучаствовать в реконструкции. Я уже знал, что там будут военные палатки, будут кашу солдатскую варить, организуем транспорт. Конечно, это не могло быть народной стройкой, такие вещи должны делать профессионалы. Но можно было сделать так, чтобы люди участвовали во вспомогательных работах. Молодёжь хотела ехать, помогать, стараться. И мы вот такую возможность упустили. Не воспользовались энтузиазмом. Здание разрушается, гибнет, но можно его восстановить. Оно должно начать служить. И всё само пойдёт. Получится», — добавляет Виктор Кулеш.

Наверное, это есть самый верный путь. Не ждать идеального стечения обстоятельств и всех необходимых миллионов. Начать с того, что есть на данный момент. Перестать тратить годы на согласование документации. Идти, требовать, узнавать, просить. Действовать. Не плыть по восьмилетнему течению в никуда. Но для этого нужно решение губернатора и митрополита. Его, к сожалению, пока нет.
Показать полностью…
137
Ratislav Dobrovoy 06 авг в 15:08
Да и правильно. Нехер деньги на ересь тратить. Толку от этих богоделен? Попы жирнее будут? Вон, пуст...
Ratislav Dobrovoy 04 сен в 21:28
Да нахера она нужна?
А какой смысл восстановления , для чего ? или для КОГО ???
24 июн в 18:20
По центральной площади Читы утром 24 июня прошел парад, посвященный 75-летию Победы в Великой Отечественной войне.
В этом году по площади прошли, маршируя, около двух тысяч человек и проехало более 70 единиц боевой и спецтехники.

Колонну машин открыл танк Т-34, далее проехали бронированные автомобили спецназначения «Тигр» и станции радиопомех «Леер-3» - они участвовали в параде впервые. Кроме того, над площадью пролетели вертолеты и истребители.

Парад завершился выступлением сводного оркестра Читинского гарнизона, который исполнил попурри из военных песен и танцевальный номер. Рота Почетного караула показала мастерство владения оружием – военные синхронно крутили и подбрасывали его в воздух.

Напомним, в этом году из-за пандемии коронавируса на площади не было ветеранов ВОВ.
Показать полностью…
160
08 июн в 18:06
До голосования по поправкам в Конституцию РФ осталось меньше месяца. Приближение выборной недели ощущается особенно сильно по СМИ, которые сюжет за сюжетом, заметка за заметкой начали напоминать людям о предстоящем событии. Естественно, столько ресурсов тратится не бесплатно, за всё платит государство, в нашем случае — бюджет Забайкальского края. Сколько достанется и кому — в материале ИА «Чита.Ру».
Ещё в марте заксобрание региона приняло поправки в бюджет, которыми направило на проведение голосования по поправкам 166 миллионов рублей — это почти в 2 раза больше, чем год назад ушло на выборы губернатора. Тогда возмущались только коммунисты — Роман Берг притащил в зал заседаний протестный плакат, а затем вся фракция дружно покинула заседание после отказа перераспределить эти деньги на соцнужды.

Позже Берг выложил у себя в соцсетях документ с распределением бюджетов по статьям. В них было любопытное, вроде концертов за 10 миллионов рублей. На СМИ под администрацию губернатора Забайкальского края тогда заложили 19,9 миллиона рублей.

На сайте госзакупок заключать контракты со СМИ начали с начала апреля, закончили 22 мая. Никаких аукционов не было, контракты заключались с конкретными владельцами СМИ как с единственными поставщиками.

Всего было подписано контрактов на 8,7 миллиона рублей. На эти деньги материалы про голосование должны были появиться в 34 районных и пяти краевых газетах, в лентах четырёх интернет-СМИ, на трёх телеканалах и в эфирах семи радиостанций.

Больше всех — 2,6 миллиона рублей — получили районные газеты. Но если поделить эту сумму на 34 издания, выйдет всего лишь по 76 тысяч рублей на каждое. Деньги небольшие, хотя бедным районкам и то хлеб.

Медиахолдинг предпринимателя Андрея Любина заработает на продвижении поправок почти 1,5 миллиона рублей — это второй результат в нашем обзоре в абсолютных числах. Их провели двумя контрактами: 538 тысяч рублей ушли «ЗабТВ», 938,4 тысячи — «Заб.Ру», «Европе+» и «Авторадио».

Третьим по приходу средств стала газета «Вечорка» Владимира Кантемира — 1,24 миллиона рублей. Это абсолютный рекорд по объёму средств, выделенному на одно СМИ.

Меньше «Вечорки» получил даже целый государственный холдинг ВГТРК и его филиал ГТРК «Чита» — 1,2 миллиона рублей. Только здесь деньги пошли на материалы сразу в пяти СМИ: на телеканалах «Россия-1» и «Россия-24», а также в эфирах радиостанций «Радио России», «Маяка» и «Вести-FM».

Дальше уже всё скромнее. По 400 тысяч рублей ушло за публикации на сайте «МК в Чите» и в газете «Забрабочий», 382 тысячи — за эфиры на «Радио Сибирь» и «Дорожном радио». «Экстра медиа» Вячеслава Мартынюка получила 300 тысяч рублей, «Чита.Ру» — 250 тысяч, «Азия-Экспресс» — 200 тысяч, «Земля» — 190 тысяч, Zabnews — 75 тысяч.

В шапках закупок идёт речь именно про информирование о голосовании по поправкам в Конституцию, но что администрация губернатора Забайкалья будет заказывать СМИ на самом деле — известно только администрации. К сожалению, если власти вдруг решат немного злоупотребить и продвинуть идею одобрения поправок, не все редакции смогут им перечить в силу разной степени зависимости от этих денег и от власти в целом. Поэтому будьте внимательны к тому, что читаете, смотрите и слушаете.

Ходить на голосование или нет, голосовать за или против — это только ваше решение. Оно должно зависеть не от количества вышедших в свет публикаций в СМИ за счёт бюджета, а от вашего собственного жизненного опыта.
Показать полностью…
137
Загрузка...