• Все записи
×
×
×
21 апр в 12:55
Оценка 6 из 10.
Коул Янг — некогда успешный боец, а теперь всего лишь неудачник, за 200 долларов сражающийся на каких-то полуподпольных схватках (заканчивающихся чаще всего его поражением). С самого детства у него странная родинка на груди в виде круга с драконом — символ «избранных», тех, кто должен на смертельном турнире Мортал Комбат защищать Землю от правителя Внешнего Мира Шан Цзуна (а ещё Янг потомок великого воина Ханзо Хасаши, это тоже важно). Впрочем, состязание может и не состояться: злодей отправляет Саб-Зиро уничтожить всех избранных с Земли и не дать им защитить свою планету от вторжения. В живых остались только сам Коул, бывшие морпехи Джакс и Соня Блейд, хитрый наёмник Кано и шаолиньские монахи Кунг Лао и Лю Кан, живущие в скрытом храме вместе с Лордом Райдэном. Им нужно в кратчайшие сроки открыть свои арканы (скрытые силы, дарованные той самой меткой дракона), чтобы противостоять воинам Внешнего Мира.

Если синопсис «Мортал Комбата» оставил вас в недоумении — не бойтесь, это абсолютно нормально. В сюжетах оригинальной серии игр вообще чёрт ногу сломит: там все то умирают, то возрождаются, дети сражаются с внуками, внуки — с правнуками, в общем, ничего не понятно, а периодически франшиза ещё и противоречит самой себе. В Mortal Kombat, впрочем, ради сюжета играют единицы — для большинства это скорее идеальное развлечение для вечеринки, способ потягаться с друзьями виртуальными силами и посмотреть на эффектные кровавые битвы разных причудливых героев. И в этом смысле фильм Саймона МакКуэйда суть оригинала уловил идеально.

Это кино от фанатов и для фанатов, больше всего в этом смысле оно похоже даже не на классическую экранизацию 95-го, а на «Варкрафт» Дункана Джонса. И там, и здесь не знакомому с франшизой зрителю будет сложно: никто ничего объяснять и не собирается, все всё вроде как понимают, один ты сидишь и недоумеваешь, почему люди вокруг хлопают после какой-то случайно брошенной фразы от незнакомого тебе героя. В «Мортал Комбате» дикая экспозиция с множественными мирами, верхними богами и безумными турнирами нисколько не рационализируется, а принимается как данность. Даже Коул — персонаж, специально выдуманный для фильма и явно созданный как своего рода проводник зрителя во вселенную игры, — очень легко принимает весь свалившийся на его голову цирк с конями. Он не кричит «Нет, это невозможно!» и не проходит через привычные стадии с торгом и отрицанием. Подумаешь, ну боги, ну четырёхрукий монстр, ну огонь из рук парень пускает — с кем не бывает.

«Мортал Комбат» действительно выглядит как фанатский фильм — из тех, на которые собирают деньги на Kickstarter и потом бесплатно заливают на YouTube, — причём и в плохом, и в хорошем смысле. Из плохого — очевидно, как «кино» в снобистском понимании это всё не шибко работает: набор кое-как связанных экшен-сцен, призванных продемонстрировать широкий мувсет каждого персонажа. Из хорошего — видно, что создатели действительно кайфовали, перенося на экран очередное узнаваемое фаталити или вставляя в уста Скорпиона культовое GET OVER HERE.

В «Мортал Комбате» вообще много моментов, указывающих на то, что авторы отлично понимают свою аудиторию и не стесняются ей подмигивать (хотя есть и фансервисные промахи: скажем, Горо полфильма сетапят чуть ли не как финального босса, а в итоге сливают за несколько минут). Герои комментируют свои победы игровыми фразами вроде Flawless Victory или Kano Wins, есть даже шутка, где боец жалуется на противника — мол, тот постоянно использует один и тот же приём. Жалко, нет сцены, где один из персонажей сказал бы другому: «Сейчас, погоди секунду, дай кое-что попробую».

Фильм отлично понимает, чем хочет быть — задорной «бэшкой» без сложной драматургии и с классными драками. Такую кинематографическую искренность сложно не уважать, хотя и получается желанное у «Мортал Комбата» лишь отчасти. Видно, что над экшен-сценами работали хорошие хореографы, да и актёры понимают, что делать — а ещё в кои-то веки экстремальная жестокость игры (пускай и в несколько урезанном виде) добралась до экранизации: Кунг Лао здесь режет шляпой врагов надвое, кому-то выпускают кишки, другим вживую отрывают руки. Но всё это смотрелось бы в разы круче, если б не откровенно паршивый монтаж. Честно говоря, есть ощущение, будто каждый эпизод должен был длиться в пару раз дольше, но его кое-как сократили, чтобы не превышать двухчасовой хронометраж, — отсюда и рваные склейки, и идущие встык кадры, где герои отчего-то моментально перемещаются в пространстве. Режиссёру Саймону МакКуэйду самое время начать кричать о том, как где-то в закромах студии лежит «маккуэйдкат». А то, неровен час, подумаем, что он просто слабый постановщик.
Показать полностью…
10
21 апр в 12:50
«Из десяти ваших поездок на такси два водителя будут в состоянии наркотического опьянения, а три — без прав», — говорит владелец автопарка в Чите.
Он занимается сдачей в аренду автомобилей для работы в такси. По его словам, сейчас это распространено. По городу ездят сотни арендованных под такси автомобилей.

«На машинах стоят системы мониторинга и контроля. По поведению человека становится понятно, употребляет он какие-то вещества или нет. Один из признаков наркомана — человек не отдыхает. Работает и работает. Приткнётся где-то на часочек и опять работает. Потом треки же пишут, что поехал куда-то в лесополосу, где закладки. Сразу за таким водителем более пристальное внимание. Чуть поездишь за ним по городу — и всё становится понятно: передвигается наркоманскими тропами. Хотя, когда начинает работать, с виду нормальный человек», — говорит хозяин автопарка.

Добавляет, что порой даже в машинах находит наркотические средства: «Плюс характерный запах в автомобиле. Вы не представляете, сколько я уже таких водителей повытаскивал. Выгоняем их, а они идут к другим, арендуют автомобиль и продолжают ездить».

По его словам, несколько владельцев парков автомобилей объединись и составляют условные «чёрные списки» с данными таких водителей.

«С этими списками обратились в одну из популярных служб заказа такси. Предложили сотрудничество: передавать данные, чтобы служба блокировала таких водителей. Но нам ответили, что это не их дело. Что они предоставляют только информационные услуги, а кто там сидит за рулём автомобиля, их не волнует», — рассказывает он.

Уточняет, что ещё одна проблема — таксисты без прав. Сейчас для работы в службе заказа такси достаточно загрузить приложение на смартфон, зарегистрироваться и пройти условный осмотр — нужно выслать фотографию автомобиля и водительских прав (необходимый стаж 3 года). Но никто не проверяет, кто на самом деле ездит на этом автомобиле.

«Понимаете, сейчас в такси можно хорошо зарабатывать. У меня ребята даже на арендованных автомобилях получают по 80 тысяч рублей в месяц. В день можно наездить 5 тысяч грязными (имеется в виду общая стоимость поездок без исключения платы за бензин и аренду автомобиля), из них 3 тысячи будет прибыль. Вот все и ломятся. Как с этим бороться, непонятно», — говорит он.

Добавляет, что «если пассажиру кажется, что с водителем такси что-то не так, то это ему не кажется».

Комментарий такси «Максим»
В пресс-службе сервиса заказа такси «Максим», комментируя ситуацию ИА «Чита.Ру», заявили, что виноваты сами владельцы автопарков: «Почему предприниматель, если верить его словам, предоставляет автомобили в аренду наркоманам? Зачем рискует своим имуществом, бизнесом, жизнями людей?».

На вопрос о заинтересованности сервиса в решении проблемы пресс-служба не ответила.

Список отправленных вопросов, которые «Максим» проигнорировал:

• Каким образом вы контролируете состояние водителей, которые выходят на смену?
• Есть ли предрейсовый осмотр?
• Поступали ли жалобы от пассажиров на то, что водитель в неадекватном состоянии? Блокирует ли «Максим» водителей, на которых поступают жалобы?
• Заинтересован ли сервис в том, чтобы арендодатели автомобилей сообщали данные таких водителей?

Мы потеряли контроль
Альберт Трофимов руководил службой заказа такси «Форсаж» больше 10 лет. С 2009 по 2015 год активно боролся за то, чтобы такси работало по закону.

«Понимаете, в такси есть две плоскости. Есть таксист — сам водитель, который осуществляет извоз и соответственно предоставляет услугу для гражданина. И есть оператор, например, «Максим», который предоставляет заявку для извозчика. Оператор передаёт заявку таксисту, у которого должна быть лицензия на работу и который должен оказать услугу качественно», — объясняет он.

По словам Альберта Трофимова, сейчас оператор не несёт ответственности за собственника автомобиля. Его задача — собрать на себя заявки и раздать их исполнителям. А уже исполнитель обязан пройти техосмотр, иметь определённый автомобиль и разрешение на извоз, быть оформленным как ИП. По большому счёту, даже техническое состояние автомобиля не интересует оператора.

У «Форсажа» был свой автопарк, и водителей принимали на работу в штат. В большинстве своём они ездили на автомобилях компании и, соответственно, «Форсаж» нёс ответственность и за автомобиль, и за оказываемую услугу, и за состояние водителя. То есть компания содержала штат водителей, парк автомобилей, выплачивала налоги, отвечала за техосмотр транспорта. Конечно, работал и врач, который утром и вечером проводил предрейсовый осмотр водителей. Все эти траты закладывались в тариф, и он был выше, чем у крупных федеральных агрегаторов, которые в тот момент зашли в регион.

Их задача — информационная. Они просто передают заявки водителям, а кто и в каком состоянии сидит за рулём автомобиля, есть ли разрешение на извоз — уже никого не волнует.

Сознательных же водителей, которые, решив работать в такси, идут и оформляют лицензию, мало.

«Я могу сказать, что даже 5 лет назад 80% таксистов — это были водители, которые не хотели работать в рамках закона. Ведь по закону было и остаётся менее выгодно. Не надо платить налоги, можно совмещать с любой другой работой. Зачем ему получать разрешение? Зачем ему проходить медосмотр? Это же дополнительные траты», — объясняет Альберт Трофимов.

Добавляет, что, когда работал в «Форсаже», в день соискателей на трудоустройство приходило в среднем от 15 до 20 человек: «Поток просто огромный. Самое интересное, что приходили люди, которые к управлению автомобилем имеют лишь формальное отношение — у них есть права. Это люди в основном вышедшие из мест лишения свободы. Куда устраиваться? В такси. Были и те, кто не умеют ездить. Серьёзно, не могли даже развернуться. Мы их, конечно, не брали. Но они идут в блок аренды. Им дают автомобили, и они ездят».

По словам Альберта Трофимова, повлиять на эту ситуацию можно единственным способом — контролем государства.

«А у нас сейчас получается, что государство может контролировать только порядочных водителей, которые получили разрешение. Но нужно бороться и с теми, кто ездит без лицензии. Это можно сделать только за счёт организации рейдов со стороны государства. Бомбила должен понимать, что находится под прицелом», — объясняет он.

Уточняет, что в Европе разрешение на извоз стоит огромных денег и передаётся практически по наследству: «Отец начал платить, сын и внук продолжают выкупать эту лицензию. За малейшее нарушение — отзыв лицензии. Деньги вкладываются поколениями на то, чтобы обеспечить себя работой. У нас же какой-то беспредел».

Альберт Трофимов уточняет, что пять лет назад ГИБДД, представители служб такси и минтера (тогда работу такси курировало министерство территориального развития Забайкальского края — авт.) проводили совместные рейды и задерживали таксистов-нарушителей. И даже если их процент был минимальным, водители понимали, что есть угроза попасться. Сейчас же специализированных рейдов никто не проводит.

Проверяем только тех, кто работает с разрешением
Ведущий специалист-эксперт отдела транспорта министерства строительства, дорожного хозяйства и транспорта Забайкальского края Елена Наумова в комментарии ИА «Чита.Ру» сообщила, что ведомство может проверять индивидуальных предпринимателей или юридических лиц, которые получили разрешение на работу в такси. Все остальные не входят в их компетенцию.

«Разрешение оформляют по собственной инициативе. Нужно быть оформленным в налоговом органе, владеть на каком-либо праве автомобилем. Они предоставляют нам копию паспорта и копию свидетельства о регистрации транспортного средства. Заполняют заявление, в котором они указывают документы о постановке на учёт в налоговом органе. Своей подписью заверяют, что автомобиль отвечает требованиям. Далее, что они согласны на обработку персональных данных. И всё. Мы проверяем их — действует или не действует на данный момент ИП. Проверяем, не выдано ли разрешение ранее на эту машину. Если всё в порядке, выдаём разрешение», — уточняет Елена Наумова.

По её словам, количество получаемых разрешений сохраняется примерно на одном уровне: «Кто-то получает, другие — аннулируют. Разрешение выдаётся на 5 лет, затем его нужно продлевать. Мы проверяем, контролируем, но следим только за соблюдением законодательства и определённых обязательных требований, которые прописаны в федеральном законе №69».

В нём, в частности, указано, что водитель перед выездом на линию должен проходить медосмотр, должна быть отметка в путевом листе.

«На линии проверяет только ГИБДД. Даже вот эти обязательные требования проверяют они. Совместные рейды сейчас не проводим. У нас даже некому эти рейды проводить. У нас один человек этим занимается. Я одна. Много нормативки. Много другой работы», — говорит Елена Наумова.

Председатель городской профсоюзной организации таксистов Игорь Сарапулов в комментарии ИА «Чита.Ру» сообщил, что проблема водителей-наркоманов в такси связана с тем, что сфера остаётся бесконтрольной.

«Службы заказа такси никем не контролируются. Если у водителей и есть разрешения, у большинства отсутствует медосмотр. Заключение о медосмотре выдаётся им формально. Получают припечатанные листы, а осмотр никто не проходит. Даже нет ни одного медицинского кабинета. Так по всей России. Нет ни одного закона, который бы увязал отношение между водителем и службами заказа такси», — говорит он.

По данным Игоря Сарапулова, в регионе работает примерно тысяча водителей, у которых есть лицензии.

«Сколько всего таксуют? По-моему, у каждого первого есть приложение на смартфоне, и он в любой момент может подключиться и начать работать. И никто не способен это контролировать. В каком водитель состоянии, есть ли права, какой автомобиль», — добавляет он.

Проблема отсутствия контроля в сфере такси достигла пика. На линию выходят водители-наркоманы, и никто не в состоянии это предотвратить. Службы заказа отмахиваются, что их функция заключается только в передаче заявок, профильное министерство может проверять только водителей с лицензией. Сами же водители не стремятся получать это разрешение, потому что с ним работать менее выгодно. И остаётся только мизерный шанс, что такого водителя остановят сотрудники ГИБДД. Правда, глобально это ни на что не повлияет.

И эту систему необходимо менять — например, законодательно запретить службам заказа такси выдавать заявки тем, у кого нет разрешения работать в такси, нет лицензии. То есть связать взаимоотношения между водителем и службой заказа, разделить ответственность. Плюс, конечно, нужен контроль со стороны государства, о чём и говорит Альберт Трофимов. И, если 5–6 лет назад было хоть какое-то движение в этом направлении, то сейчас — ничего.

Автор: Татьяна Пояркина
Показать полностью…
70
05 апр в 15:00
Чиновники на неделе провели в Чите онлайн-форум «ProДФО», к которому был приурочен ежегодный фестиваль СМИ «Регион-медиа». Я с некоторым удивлением наблюдал за тем, как про работу СМИ на этом мероприятии говорил губернатор Александр Осипов, чьи чиновники едва ли не первыми в России в 2021 году тестировали расширение уголовной статьи о клевете на высказываниях в интернете. То есть просили у полиции привлечь к уголовной ответственности журналистов за то, что они позволяют себе дискутировать о происходящих в регионе событиях.
Диссонанс между тем, что думают, говорят на закрытых встречах и делают приезжие руководители региона, и тем, что они льют в публичное пространство, — история привычная. А вот дальневосточные кварталы и новая программа оздоровления экономики и людей – это что-то новое.

О кварталах во время визита в Читу сказал министр по развитию Дальнего Востока и Арктики Алексей Чекунков: «Забайкальский край предложил проект комплексной застройки для реализации в рамках разработанной Минвостокразвития России концепции «Дальневосточный квартал». Мы уже сформировали рабочую группу. Будем стараться, чтобы один из первых «Дальневосточных кварталов» появился именно в Чите. Считаем, что за развитием таких новых форматов жизни людей в городах и посёлках Дальнего Востока будущее. Это формат, в котором люди окружены всем необходимым комфортом. В части и инфраструктуры, и современных квартир».

О программе оздоровления экономики и граждан – Александр Осипов: «Программу можно охарактеризовать как оздоровление экономики и оздоровление людей Забайкальского края. Я бы дал ей рабочее название «Здоровое Забайкалье». Это должен быть комплекс мер, которые дадут успехи в экономической и социальной жизни, а самое главное, в здоровье населения».

От столь грандиозных планов, свалившихся на Забайкальский край, можно было бы радостно засверкать глазами, если бы всё это говорили ровно два года назад, когда регион только вошёл в Дальневосточный федеральный округ, Александр Осипов был врио губернатора, до выборов было несколько месяцев, и журналисты ещё не успели разобраться с тем, что именно собираются делать чиновники.

Но прошло два года, к манере работы Осипова и его «команды» мы все давно привыкли, и можно предположить, чем закончится вся эта активность. Вряд ли нужно далеко ходить за примерами.

Дальневосточный гектар – прекрасная попытка повторить американский опыт освоения не очень привлекательных территорий — за исключением точечных примеров провалился почти по всей территории федерального округа.

В Забайкальском крае власти региона умудрились отдать под гектары и без того перегруженную бессистемной застройкой территорию в ближайших окрестностях Читы – земли Смоленки и Угдана. В предвыборной горячке участки под гектары нарезали на затапливаемых участках, на кладбищах, дорогах, под ЛЭП и на уже застроенных территориях.

Новоиспечённые власти региона не учли ни отсутствия сопутствующей инфраструктуры, ни экологических проблем Смоленки, ни социального напряжения, которое может вызвать реализация программы. Сейчас дальневосточный гектар так широко, как два года назад, обсуждать не принято.

А когда об этом «инструменте развития» говорит руководитель нарезающего участки департамента Быстров, хочется всё это быстрее расслышать и развидеть – начиная от фотографий пустырей, которые описывают «агломерацию», заканчивая признанием того факта, что участки сначала выделили, и только потом, через несколько лет, подумали о том, к чему это всё приведёт.

То же самое с оздоровлением – и экономики, и населения. Осипов уже учил забайкальцев мыть руки, вводил сухой закон и имеет широкий опыт сражения с алкоголизацией населения созданием трезвых деревень – территорий, жители которых почему-то оказались настолько неидеальными, что их лишили законной возможности покупать легальный алкоголь.

Примеры экономики «по-осиповски» тоже хорошо известны. Основной инструментарий тут – усиленный поиск в общей куче экономических показателей тех, которые можно поставить себе в заслугу. С одновременным забвением, понятное дело, того, на что не следует обращать внимания.

Вряд ли Осипов весной 2021 года неожиданно превратился в какого-то нового человека, который лицемерно не гнобит региональные СМИ за глаза, умеет формировать реальную команду вместо того, чтобы собирать вокруг себя заглядывающих ему в рот лизоблюдов, и умеет ставить реальный результат выше высосанных из пальца, но замечаемых в Москве рейтингов.

Поэтому можно не сомневаться, что дальневосточный квартал в Чите если и появится, то исключительно для отчётов и упоминания на встречах с федеральными ревизорами. А оздоровление, вероятнее всего, скатится к воспитанию тех, кто никак не может понять светлых замыслов Александра Михайловича. Ну а тех, кто воспитанию не поддаётся, перебьют или пересажают. До последнего мы ещё не дошли, но судя по некоторой активности ближайших соратников Осипова – они активно в этом направлении движутся.

С последней пресс-конференции губернатора Забайкальского края Александра Осипова прошло 2 года и 4 месяца.

Автор: Андрей Козлов
Показать полностью…
35
31 мар в 13:04
Оценка 7 из 10.
Годзилла неожиданно атакует базу мегакорпорации «Апекс» и становится целью номер один: если чудище может напасть на безобидный исследовательский центр, значит, во избежание ещё более страшных последствий нужно ликвидировать угрозу. От ящера, правда, просто так не избавиться. Клин вышибают клином, а монстра — монстром, хотя побороть Годзиллу предстоит и не Конгу. Он лишь проводник для учёных в полую землю, место, откуда вышли все титаны и которое содержит источник энергии, с чьей помощью можно одолеть хвостатого врага. Вместе с ним в недра планеты отправляются неудачливый исследователь Нейтан Лид (Александр Скарсгард), доктор Илен Эндрюс (Ребекка Холл) и много других хомо сапиенсов, нужных в этом кино лишь для условной драматургии.

В пандемийную эпоху легко соскучиться по большим студийным проектам. В последний раз по-настоящему весомым предлогом выбраться в кинотеатры был «Довод» Нолана, но он, напомним, выходил ещё осенью. Снайдеркат, увы, до залов не добрался, сиквел «Чудо-женщины» растерял весь задор оригинала, «Мулан» — катастрофа, «Поступь хаоса» — неамбициозная подростковая фантастика. Если кинематографу чего-то и не хватало в этом году, так это не нового киноязыка и экспериментов, а фильма, где гигантская горилла дерётся с доисторической ящерицей. Причём настолько глупого и лишённого чувства меры, что это описывает как прошедший 2020-й, так и начавшийся 2021-й.

Формально в «Годзилле против Конга» есть и конфликт, и даже какая-то экопроблематика (в финале, например, двум чудищам предстоит объединиться и сразиться с механической Годзиллой, олицетворяющей человеческое вмешательство в природу), но когда через весь фильм проходит три зубодробительных экшен-сцены, не хочется думать ни о чём другом. Даже люди здесь — величина переменная и не шибко нужная. Пока Скарсгард и Эндрюс помогают Конгу добраться до дома, подкастер в исполнении Брайана Тайри Генри, героиня Милли Бобби Браун и её друг Джош (Джулиан Деннисон) разоблачают гигантскую корпорацию. И первые, и вторые полезны только как трансляторы информации: ни Конг, ни Годзилла пока, увы, говорить не умеют, поэтому объяснять зрителю, что сейчас вообще происходит, могут только бесполезные скучные людишки.

Но когда они исчезают, кино Вингарда превращается в один из эффектнейших блокбастеров года so far. Конг дерётся с Годзиллой посреди океана, в следующей экшен-сцене режет ящерицу гигантским топором, найденным в полой земле, а спустя несколько минут они вместе нападают на злого робота. Описание, собственно, полностью соответствует самому действию: это кино как будто написано и снято ребёнком-фанатом, которому разрешили воплотить свои самые дикие мечты на экране. Высокотехнологичные компьютеры здесь выводят из строя пролитым стаканом воды, а в глубинах планеты кроется ещё один мир с чудовищами — чем страннее и глупее, тем лучше.

Окажись это кино в руках обычного студийного ремесленника, кажется, и не вышло бы такой очаровательной ребяческой магии. Но Адам Вингард — большой знаток жанра фантастики и хоррора — прекрасно понимает, насколько зрителям неинтересно смотреть на людей и насколько они хотят простого рафинированного экшен-безумия. Монстры и убийцы в его фильмах всегда были скорее конструктами, творческими единицами, в которые можно поиграть, как в маленьких пластиковых солдатиков. Вот и Годзилла с Конгом у него, минуя устоявшиеся поп-культурные представления о природе и политике, становятся просто двумя гигантскими чудовищами, у которых чешутся, кхм, лапы. Можно долго критиковать этот метод, но тот факт, что один двухчасовой фильм оказался веселее любой прошлой ленты франшизы, кажется, говорит о многом.
Показать полностью…
23
27 мар в 20:05
100 лет назад в марте 1921 года в Чите с рабочим визитом побывал удивительный человек непростой судьбы – немецкий учёный с мировым именем Оскар Иден-Целлер, хорошо известный интеллигенции Сибири и Дальнего Востока. В столицу Дальневосточной республики (ДВР) он прибыл с дипломатическим заданием, причём сразу от нескольких стран.
Посланец Красного Креста
24 марта в главной официальной газете ДВР, названной без затей «Дальневосточная Республика», была опубликована пространная заметка «Уполномоченный герм. кр. креста в Чите» (все сокращения из газеты). С подшивкой этой газеты удалось познакомиться в библиотеке Забайкальского краевого краеведческого музея имени А.К. Кузнецова.

«В Читу, — сообщалось в заметке, — прибыл из Владивостока уполномоченный миссией германского, австрийского и венгерского кр. Креста в Сибири О.В. Иден-Целлер.

…В беседе с нашим сотрудником г. Иден-Целлер сообщил, что эвакуация военнопленных подходит к концу. Из Омска и Европ. России военнопленные немцы направляются на запад – через Петроград, Ревель и Ямбург, а из Вост. Сибири и ДВР – через Владивосток. Последний пароход с немецкими военнопленными отправляется из Владивостока 25 марта. Почти все военнопленные немцы уже выехали, остаются главным образом венгерцы и чехи».

В ноябре 1918 года закончилась Первая мировая война. В России и ДВР к весне 1921 года всё ещё оставались военнопленные Германии и Австро-Венгрии. Не все они приняли участие в российской Гражданской войне на стороне красных или белых. Часть предпочла всё это время оставаться в лагерях для военнопленных, созданных ещё в императорской России.

Посланец Красного Креста также пояснил, что к тому времени Германия своё дипломатическое присутствие восстановила в Японии (посольство в Токио возглавлял опытный дипломат Вильгельм Зольф), отчасти в Китае (в Пекине работала их политическая миссия). А вот в США, игравших большую роль не только в послевоенной Европе, но в Азиатско-Тихоокеанском регионе, как сообщил газете Иден-Целлер, дипломатического представительства Германии в начале 1921 года всё ещё не было.

Как дипломат он деликатно ответил и на другие вопросы. «В частной беседе, — говорилось в газете, — по поводу последнего конфликта Германии с Антантой г. Иден-Целлер высказал своё мнение, что Германия бессильна противостоять грабежу Антанты – вся надежда немцев – на Гардинга, на защиту которого они надеются».

Уоррен Гамалиел Гардинг победил на выборах 1920 года и с 1921 года стал 29-м президентом США. Он представлял республиканскую партию, которая, в отличие от партии демократической, более лояльно относилась к бывшим противникам в Первой мировой.

Далее журналист «Дальневосточной Республики» пояснил ещё одну позицию приезжего гостя: «Отсутствие до сих пор активности Германии в торговых сношениях с Совроссией г. Иден-Целлер объясняет исключительно строгим контролем её вывоза со стороны Антанты». Рапалльский договор Германия и РСФСР, который активизирует, в том числе, и торговые связи двух стран, заключат только через год – в апреле 1922-го.

Всё началось с пари
Представил же собеседника журналист «Дальневосточной Республики» предельно лаконично: «Иден-Целлер – этнолог, находящийся в Сибири уже около 15 лет с научной целью. Преимущественно жил в Иркутске и Якутской области, куда намерен вернуться по завершении своих обязанностей члена миссии кр. креста».

Сегодня более привычным является термин этнограф, то есть учёный, изучающий жизнь этносов, различных племён и народов. Как же Иден-Целлер оказался в Сибири, почему здесь застрял на долгие годы и почему не собирался тогда покидать этот суровый край?

В 1904 году о нём, точнее его кругосветном путешествии, писали многие российские газеты. Вот что, к примеру, в заметке «Пешком вокруг света» сообщала 5 мая 1904 года газета «Енисей»:

«Путешествующий вокруг света германский гражданин Оскар Иден-Целлер гостит в Красноярске. По условиям пари, заключённого в Германии, Иден-Целлер должен в течение 4 лет обойти пешком земной шар по маршруту Берлин, Стокгольм, Финляндия, Россия, Сибирь, Владивосток, Токио, Америка, Африка, Португалия, Испания, Франция. Путешественник вышел из Берлина 28 апреля 1903 года и направился в Копенгаген, Стокгольм, Гельсингфорс и Санкт-Петербург.

Здесь, по ходатайству советника германского посольства фон Ромберга, он заручился от министра путей сообщения удостоверением от 28 августа 1903 года № 6970, предлагающим оказывать ему помощь. Из Санкт-Петербурга Иден-Целлер отправился в Москву. Под Колпиным на него напали босяки. По дороге из Москвы в Тулу он посетил Ясную Поляну, где был принят графом Л. Толстым 22 ноября 1903 года.

В Сибири путешественника застигла весть о войне с Японией, и он опасается теперь, что придётся изменить маршрут. Из Иркутска Иден-Целлер хочет проехать по Лене до Якутска, затем через Верхоянск, Яну, Индигирку и Колыму до Нижне-Колымска, а оттуда до Берингова пролива, где надеется встретить американские китоловные суда. Путешественник совсем не владеет русским — лишь немецким, французским и шведским. Он состоит сотрудником BerlinerTageblatt. В Красноярске он остановился у господина Баденмюллера, управляющего аптекой общества врачей».

У Берингова пролива Идена-Целлера встретил горный инженер Константин Тульчинский (в 1917—1920 годах он жил и работал в Чите), который рассказал об этом в 1906 году на страницах «Известий Иркутского Российского географического общества»:

«На посту Дежнёвском оказался г. Иден-Целлер – корреспондент от BerlinerTageblatt… Иден-Целлер прибыл пешком на пост Дежнёвский за неделю до нашего туда приезда без проводника, без копейки денег, без провизии и без белья, в одном лишь национальном чукотском меховом одеянии. Вместе с нами он переехал на шхуне P.I. Abler на другую сторону Берингова пролива в г. Ном, откуда на пароходе должен был проследовать до С. — Франциско. Здесь должно было начаться вновь его путешествие пешком…».

А вот информации о том, кем был этот учёный до путешествия, когда он снова оказался в России и почему здесь остался не на 15, а на 11 лет, не было. Ответы на некоторые вопросы нашлись в немецкой «Википедии».

Учёный-самоучка, интернированный во время войны
Родился Оскар в 1879 году в городке Цоссен в земле Брандербург. В этом уютном городке мне довелось побывать не раз, так он находился совсем рядом с Вюнсдорфом — «столицей» группы советских войск в Германии, где мы с родителями жили несколько лет, когда отец там служил.

Кем был Иден-Целлер до своего знаменитого кругосветного путешествия, конкретно не говорится, лишь отмечается, что он стал одним из первых немецких этнографов 20 века. При этом подчёркивается, что он был учёным-самоучкой, то есть какого-то (возможно, университетского) образования у него было. После того путешествия он вернулся в Германию, много писал об увиденном за годы путешествий. Женился. Супруга Анита стала его верным спутником – с ней он в 1913 году вновь отправился в Россию.

На этот раз Иден-Целлер путешествовал уже не как самоотверженный одиночка. Его с супругой командировали музеи этнографии Гамбурга и Лейпцига, Географический институт Гиссена, а также издательство Reclam, профинансировав поездку.

Первоначально планировалось трёхлетнее пребывание в Сибири, во время которого предполагалось собирать (и отправлять в Германию) различные этнографические артефакты, а также заниматься изучением коренных народов Сибири. «Немецкая Таймырландская экспедиция» — так официально было названо путешествие.

Оскар вместе с супругой Анитой побывал в Иркутске и на Байкале, в Якутске и на Колыме. Когда же началась Первая мировая война, супругов, как и многих других немцев, заподозрили в шпионаже и интернировали. Тогда в России даже военнопленные имели достаточную свободу передвижения, что же касается интернированных, так им лишь запрещалось без разрешения покидать место проживания, и они находились под гласным надзором полиции. А у полиции и без того дел было много, поэтому Оскар и Анита продолжали заниматься своими научными делами, сначала в Иркутске, а затем в Якутске.

«С окончанием войны (Первой мировой – авт.), — рассказывается в «Википедии», — его положение улучшилось (с весны 1919 года он снова мог свободно передвигаться по стране), поэтому он отправился в устье Лены по новому заказу. До середины 1922 года он в ряде случаев участвовал в обратной перевозке (немецких) военнопленных».

Тогда-то он и побывал в Чите.

Чекистский наезд
В заметке газеты «Дальневосточная Республика» рассказывалось, что из Читы «г. Иден-Целлер направляется в Иркутск и Якутскую область». Там всё ещё жила его супруга, которую требовалось отправить домой в Германию. Он тогда, к слову сказать, оказал помощь и читинцам. «Между прочим, — сообщил местный журналист, — г. Иден-Целлер, осведомившись о крайней нужде Читы в медикаментах, обратился телеграфно во Владивосток, в миссию герм. кр. креста с просьбой о помощи Чите в этом отношении».

В ноябре 1922 года Дальневосточная Республика самоликвидировалась и вошла в состав РСФСР в качестве Дальневосточной области со столицей в Чите. А этнограф Оскар Иден-Целлер продолжал колесить по Дальнему Востоку.

Зимой 1922—1923 года, завершивший миссию дипломата, он решил попробовать себя на ниве бизнеса и отправился в Гижигинский уезд – так тогда называлась будущая Магаданская область, чтобы попробовать себя в качестве германского торгового представителя по закупке шкур морских животных. Получилось это у него или нет, неизвестно. Зато известно, что зимой 1923—1924 года он был арестован сотрудниками ОГПУ, которые и доставили германца во Владивосток, откуда через некоторое время отправили в Германию. На родину он прибыл в декабре того же 1924 года.

Чем был вызван чекистский наезд, так до конца и не ясно. Можно было бы предположить, что это был заказ англичан. О бывших противниках и их кознях Оскар Иден-Целлер рассказывал читинскому журналисту, поясняя, что «перевозка военнопленных затрудняется высокой платой за провоз – 300-400 иен с человека с очень плохим продовольствием и ничем не оправдываемым отношением англичан, воспрещающих даже выход на берег в пути в Шанхае, Индии и Порт-Саиде». Однако, как известно, у Советской России с Великобританией в то время тёплых отношений не было.

Все эти испытания подорвали его здоровье, и, не прожив в Германии и года, Оскар Иден-Целлер в возрасте 46 лет 21 ноября 1925 года скончался в Берлине.

В 1926 году Анита Иден-Целлер издала в Лейпциге их совместную книгу «Путь слёз. Одиннадцать лет, потерянных в Сибири», которая на русском языке, увы, не издана.

Автор: Александр Баринов
Показать полностью…
33
25 мар в 13:47
Оценка 8 из 10.
Хитч (Боб Оденкёрк) — простой семьянин, и каждый день у него похож на предыдущий: утренний кофе, пробежка, скучная работа, ужин с семьёй, ночь бок о бок с женой без намёка на романтику. Серый поток будней прерывает внезапное вторжение: в его дом проникают два грабителя и, хотя особенно ничего не забирают, оставляют Хитча с незакрытым гештальтом. Он видел, что пистолет преступника не заряжен, и мог ударить его клюшкой для гольфа, но не стал — за что сын теперь его презирает. Дело, впрочем, не в трусости. Хитч — бывший аудитор ФБР (проще говоря, киллер), который с трудом начал новую жизнь и не хочет возвращаться к насилию. До тех пор, пока в автобусе не встречает ватагу агрессивных парней (во главе с Александром Палем) и случайно не вступает войну с жестоким русским мафиози (Алексей Серебряков).

Читая синопсис «Никто», хоть чуть-чуть знакомый с боевиками зритель уже представляет весь сюжет картины. У нас есть человек с «определённым набором умений», который очень не хотел их применять, пока его не вынудили обстоятельства. Кто-то обязательно должен угрожать его семье или дать повод для мести — в общем, подтолкнуть к выходу из зоны комфорта и поставить на тропу кэмпбелловского мономифа. Он обязательно будет убивать, он будет жесток, да, но на то у него есть благородная причина, причём не важно, какая — любовь, собака или браслет с котятами. Эти драматургически условности так давно закрепились в зрительском сознании, что кажутся нерушимыми, как бы само собой разумеющимися. Но только не для Ильи Найшуллера.

Его «Никто» лишь поначалу кажется типовым боевиком о бывшем киллере: вот его бытовая рутина (находчиво показанная в серии коротких монтажных фраз в духе Эдгара Райта), вот запускающее событие, после которого герой не сможет больше оставаться безучастным. Но тут зрителя поджидает твист. Ворвавшиеся в дом грабители не берут ничего ценного и ничему, в общем-то, не угрожают, кроме маскулинности главного героя. С мафией они тоже никак не связаны — в войну против русских Хитч вступит по своей воле, когда ему под горячую руку попадётся Александр Паль. Найшуллер намеренно лишает персонажа благородного мотива: он жесток просто потому, что ему так хочется, он не может жить иначе. Если возвращаться к структуре мономифа, окажется, что Хитч — не стандартный герой, который переходит через границу из мира порядка в мир хаоса. Он агент этого самого хаоса, его живое воплощение, которое получило повод наконец перестать притворяться. Одна из лучших сцен в фильме — та, где герой вроде бы предлагает мир боссу мафии, а затем садится в машину и скрещивает пальцы. В надежде, что враги выйдут за ним и продолжат сражение.

Найшуллер делает с жанром боевика то же, что Такаси Миике сделал с супергероикой в «Ичи-киллере» (забавно, что ремейк другой картины Миике, «Соломенный щит», как раз должен был снимать Илья, но не сложилось). Там главный герой, считающий себя борцом за справедливость, оказывался простым сумасшедшим, а его мотивация — убитые плохими людьми родители — банальной выдумкой: на самом деле он убил их сам в очередном приступе неконтролируемой ярости. Оба фильма обнажают мизантропическую сущность экшенов, и оба можно читать как метаразмышление о кино: выясняется, что всё это время «драма» в боевиках была лишь способом оправдать зрительскую жажду крови. Что Ичи-киллер, что Хитч выступают источниками первобытного насилия — им не нужны пленённые жёны и плачущие дети, они крушат всё, потому что того требует Жанр, убивают, потому что так работает Кино, без размазанных по стенам мозгов экрану скучно. «Никто» в каком-то смысле пример «новой искренности», боевик, который отбрасывает в сторону все навязанные обществом условности. Это история о человеке, который очень, очень-очень хочет бить злых людей, и чтобы все знали о том, какой он крутой. На эту тему в фильме есть классный повторяющийся гэг: Хитч открыто выкладывает перед поверженными врагами всю свою боевую биографию, но те вечно умирают, не дослушав.

Тот стилистический переход, который франшиза «Джон Уик» совершила за три фильма — от приземлённого оригинала к абсурдной третьей части, — «Никто» проворачивает за один. Начало снято в приглушённых цветах, а первая драка выглядит гиперреалистично: люди устают, тяжёло дышат, но всё равно продолжают падать и вставать. Ближе к концу начинается экспрессивный карнавал — погони, взрывы, тройные хэдшоты из снайперской винтовки. Цветовая гамма становится теплее, всё заметнее проявляется плёночное зерно (пускай и фальшивое), как будто мы из мира серой реальности отправились в пространство безбашенного олдскульного боевика, где законы физики перестают работать, а злыми всегда оказываются русские. Которые, кстати, в «Никто» изначально должны были быть южнокорейцами, но превратились в россиян после прихода Найшуллера: он решил, что не хочет снимать карикатуру на нацию, о которой знает лишь по фильмам. Русские здесь тоже в определённой степени карикатурны, но это шарж, который мог снять только человек, по-настоящему погружённый в культурный код: Серебряков в фильме смешно кричит об «общаке» и поёт нетленку группы «Комбинация» про «бухгалтера, милого моего бухгалтера».

Ко всему прочему, «Никто» показывает большой рост Найшуллера как режиссёра. Если раньше он в глазах простого зрителя был скорее клипмейкером и автором одного концептуального фильма (а беда концептов в том, что из них порой тяжело выбраться), то теперь однозначно можно сказать, что автор «Хардкора» чувствует себя уверенно в экшене любого формата и стиля. И «грязные», брутальные сцены из начала, и весёлый беспредел финала он решает одинаково хорошо: точно подбирает ракурсы и изобретательно работает с пространством — почти как в гонконгских боевиках, где герои никогда не упускают возможности пустить в ход предметы интерьера. Каждая экшен-сцена не похожа на предыдущую, в каждой какой-то уникальный сет-ап и ещё одна возможность для Боба Оденкёрка продемонстрировать всё, чему он научился за много лет тренировок (и выглядит это куда эффектнее, чем если б на его месте был тот же Киану Ривз — ведь от звезды «Лучше звонить Солу» такого не ждёшь). Хитч, может, слабее Джона Уика и Джеки Чана, зато в цирке не выступает.
Показать полностью…
29
25 мар в 13:37
В 2019 году забайкальский Нерчинск победил во Всероссийском конкурсе «Золотая нить» по созданию комфортной среды в малых городах. Федерация выделила городу финансирование на реконструкцию исторического центра. На первом этапе должны были отремонтировать площадь Борцов Революции, расположенную в центре города. Контракт на 59 миллионов разыграли в декабре 2019 года. По его условиям, срок сдачи новой площади был определён на сентябрь 2020-го. Объект не приняли в эксплуатацию до сих пор. И вопросов здесь больше даже не к подрядчикам, а к заказчику строительства — администрации Нерчинска.
Казалось, что в историях по освоению федеральных денег в Забайкалье уже ничем новым невозможно удивить, но администрация Нерчинска постаралась и смогла.

Контракт на реконструкцию площади выиграла компания ООО «Авангард-Ремстрой». К сентябрю подрядчик работы не закончил, и заказчик продлил с ним контракт на три месяца.

Уже в декабре, за несколько дней до сдачи площади, администрация Нерчинска по обоюдному соглашению расторгает контракт с «Авангард-Ремстроем» и выплачивает компании 54,5 миллиона рублей за проделанную работу (общая стоимость контракта 59,04 миллиона). То есть подрядчик отказался продолжать работы, а заказчик, вместо того, чтобы подать на компанию в суд, платит деньги по контракту и отпускает с миром.

Дальше — интереснее. На объекте — той самой не до конца отремонтированной площади — администрация вводит режим повышенной готовности, который позволяет без конкурсных процедур заключить контракт с нужным подрядчиком, и напрямую заключает договор с компанией ИП Кузаков, которая была субподрядчиком первого подрядчика. Той, которая и не смогла достроить объект вовремя.

Причём этот прямой договор нигде не опубликован. Его нет, например, на сайте госзакупок. В администрации Нерчинска объясняют, что по закону они не обязаны публиковать этот документ. Уточняют, что сумма договора с ИП Кузаков порядка 4,5 миллиона рублей. Срок исполнения — 20 января. Площадь не сдана до сих пор.

Но администрацию Нерчинска это не смущает. Исполняющий обязанности главы города Сергей Чемезов в комментарии ИА «Чита.Ру» говорит, что не видит повода для жалоб:

«Причина жалоб мне не кажется понятной. Если бы объект был принят, и все документы подписаны, тут можно жаловаться и в пух и прах разнести. Но объект же ещё не сдан», — рассуждает он.

Тем не менее этим контрактом уже заинтересовались правоохранители. В пресс-службе краевой прокуратуры ИА «Чита.Ру» сообщили, что прокуратура района выявила, что ввод режима повышенной готовности на объекте был необоснованным и, соответственно, заключение прямого договора с единственным поставщиком неправомерно. Нужно было объявлять новый конкурс и разыгрывать контракт.

Также у прокуратуры есть вопросы к администрации в отношении обоюдного расторжения контракта с ООО «Авангард-Ремстроем». По мнению ведомства, компанию нужно было признавать недобросовестным подрядчиком, а не отпускать с миром, выдав 54,5 миллиона рублей. В отношении Сергея Чемезова возбуждено дело об административном правонарушении.

Также эти материалы прокуратура отправила в краевое УМВД для проведения процессуальной проверки по статье 144-145 УПК (проведение проверки по заявлению лица на предмет выявления признаков преступлений, по результатам проверки принимается решение о возбуждении уголовного дела либо об отказе в возбуждении).

«Работы на объекте завершены»
Заместитель руководителя администрации Нерчинска по финансам, земельным и имущественным отношениям Галина Сердюкова 9 марта в комментарии ИА «Чита.Ру» сообщила, что прокурорская проверка не выявила нарушений:

«Они (имеются в виду жалобы от жителя Нерчинска — авт.) написали в прокуратуру, в УБЭП, губернатору. У нас уже сто раз всё запросили. Все проверки, всё прошло. Всё законно. Было принято такое решение, с краем всё согласовано. Контракт доделать. Расторгать и заключать по-новому по ЧС (имеется в виду режим повышенной готовности — авт.) У нас тут всё проработано, со всеми согласовано, всё проверено», — говорила она.

Тогда же она объяснила, почему решили не судиться с ООО «Авангард-Ремстроем»:

«Если бы мы пошли по пути недобросовестности, мы бы пошли в суды согласно 44-му ФЗ. А там у него, видите, какие санкции. Там штраф небольшой и пеня. Ну, заплатил бы он после всех судов 20-30 тысяч. А в реестр недобросовестных его сложно закинуть. Мы пробовали с одним подрядчиком. Но УФАС так и говорит, что у них у всех сильные юристы и практика не на стороне муниципалов.

Чтобы не сорвать контракт и доделать все работы, было совещание в минЖКХ. Золотухин (министр ЖКХ Забайкалья Илья Золотухин — авт.) как бы в курсе, Кефер (первый вице-премьер правительства Забайкалья Андрей Кефер — авт.) в курсе. Со всеми согласовали, со всеми структурами. Ну, оно всё законно. Нас проверила и прокуратура, и УБЭП», — продолжала Сердюкова.

Она уточнила, почему «Авангард-Ремстрой» отказался доделывать площадь: «Потому что морозы уже были. Подрядчику, чтобы окончить работы, нужны были очень большие накладные расходы в связи с морозами. Это накладно очень. В связи с этим подрядчик отказался».

Также Сердюкова заявила, что работы на объекте завершены, и он принят (это опровергнет и.о. главы администрации Нерчинска Сергей Чемезов — авт.): «В рамках гарантийных обязательств частично доделывается. Объект принят, но по гарантийным обязательствам там кое-что с учётом замечаний доделывается».

Через неделю (16 марта) Галина Сердюкова уже сообщила, что работы ещё идут, контракт на исполнении этого года, но точную дату она не помнит.

Конечно, никаких противоречий в том, что администрация заключила договор с субподрядчиком первого подрядчика, Сердюкова не видит: «Это как раз подрядчик и не сделал. У субподрядчика зависит вся работа от генподрядчика. Генподрядчик не справился».

«Чтобы не было некрасивой огласки»
Исполняющий обязанности главы администрации Нерчинска Сергей Чемезов в комментарии ИА «Чита.Ру» сообщил, что ИП Кузаков дал гарантийное обязательство сдать объект до мая.

«Идут поэтапно. На следующей неделе они заходят. Здесь осталось доделать немного. У нас по ним ещё работы никакие не приняты», — говорит он.

А дальше детально комментирует всю ситуацию:

«Мы расторглись с «Авангард-Ремстроем», у нас понижение температуры было, потом он дал уведомление, что данные работы он не может выполнить. Собрали техсовещание в районе, рекомендовали ввести режим повышенной готовности именно на данном объекте. Согласно 44-му ФЗ, заключились с ИП Кузаковым. Да, это прежний субподрядчик. У них там были проблемы подрядчика с субподрядчиком. Они собрались и уехали. Потом мы переговорили, они снова приехали перед новым годом. Заключились с ними. Начали работать», — говорит Чемезов.

У него так же есть объяснение, почему не стали судиться с «Авангард-Ремстроем»:

«Чтобы кого-то нового найти или провести конкурс, мы по времени бы залетели непонятно куда. Я хотел сначала расторгнуться с «Авангард-Ремстроем», занести их в список недобросовестных. Но по времени я не успевал. Я бы улетел на февраль месяц. И те работы, которые мы выполнили, они не выполнили бы», — уточняет Чемезов.

При этом не очень понятно, какие же работы были сделаны за эту зиму.

«У нас на сегодняшний день в рамках гарантии для оставшихся работ лежит 4,5 миллиона рублей. Это залоговая сумма. ИП Кузаков положил, что они выполнят все работы. Если они работы не выполняют, в рамках гарантийных обязательств, мы, соответственно, начинаем с ними всё отрабатывать и будем заводить другое предприятие. Ну, это планы такие. Пока ещё у нас нет», — говорит Чемезов.

То есть Чемезов уже сейчас допускает расставание с ИП Кузаковым и заход на объект уже третьего подрядчика.

«Перед новым годом я заключился с экспертизой. Разбились поэтапно. Первое уже сделали — замеры объёмов по плитке, по асфальту. После Нового года они приезжали и делали проколы. По объёму щебня, подстилающего слоя. Сейчас жду заключения. Оно ещё не готово. Они по факту идут. Ну, и подстраховать себя, чтобы не было никакой не красивой огласки.

У меня специалист начальник отдела, который имеет специальное образование. Мне нужно сейчас полностью всё проверить — подстилающие слои, которые не видны глазом, объёмы, чтобы они подсчитали. Если что-то у нас не совпадает со сметой, мы будем выходить в арбитражи в исполнении данного контракта», — добавляет он.

Очевидно, что администрация сейчас бьёт по хвостам. Проводить экспертизу и оценивать работы надо было до перечисления «Авангард-Ремстрою» 54,5 миллиона рублей.

Чемезов уточнил, что площадь готова на 90%: «Остались мелочи — озеленение, детские горки, стенды доделать, лавки установить, урны».

И.о. главы говорит, что плотно работает с прокурором района: «Плитку привозили, мы с ней выезжали. Сейчас проверки по обоснованию режима повышенной готовности. Мы идём с ними параллельно законно/незаконно. С минЖКХ постоянно на связи».

И Сердюкова, и Чемезов говорят, что краевое минЖКХ в курсе всей этой ситуации.

Если всё происходящее с их благословения, то масштаб абсурда увеличивается в разы.

«Мы свою работу, скажем так, сделали»
Представитель компании ООО «Авангард-Ремстрой» то же считает, что никаких проблем с этим контрактом нет.

«А какая там ситуация? Там никакой ситуации нет. По обоюдному согласию мы расторгли контракт. Там вышел другой подрядчик. На сегодняшний день они объект доделывают, там объект не закончен. Мы свои работы выполнили и ушли», — говорит он.

При этом не подтверждает, что на объект вышел их субподрядчик ИП Кузаков.

«Насколько я знаю… Я вам конкретно не могу сказать, кто там зашёл. Мы свои работы выполнили. К нам вопросов нет. Они сейчас оценивают не наши работы, а которые сейчас выполняются. Там много, скажем так, работ. Специфичные, своеобразные. Площадки там, арт-объекты, деревянные изделия. По ним работают, скажем так. А то, что мы выполнили, скажем так, выполнили и ушли. За работы, которые мы выполнили, с нами рассчитались. А те работы, скажем так, которые не выполнены, за них никто не рассчитывался», — продолжает он.

О причинах, почему компания не стала доделывать площадь, он отказался говорить.

«Причин много. Я их, скажем так, сейчас у меня нет времени. Мы свою работу, которую, скажем так, сделали? Сделали. А дальше, скажем так, пусть доделывают арт-объекты и прочее-прочее. Насколько мне известно, работы выполняются. Срок у них не окончен. Закончат», — добавил представитель ООО «Авангард-Ремстроя».

Эта поразительная история встаёт в один ряд с пожарными частями, недостроенными ФАПами, не сданными пристройками к детсадам. Власти Забайкалья продолжают феерично трактовать ФЗ о госзакупках. На этих примерах уже пора выпускать книгу: «Безумные сценарии освоения федеральных миллионов. Придумано в Забайкалье».

Автор: Татьяна Пояркина
Показать полностью…
Местоположение
28
15 мар в 11:33
В 2018 году Чита заслуженно попала в федеральный проект «Чистый воздух» национальной программы «Экология». Город должен был получить миллиарды, чтобы к 2024 году снизить вредные выбросы в атмосферу Читы на 22,61%. Из-за пандемии коронавируса в 2020-м Чита не получила обещанных федеральных денег (860 миллионов рублей). До сих пор непонятно, будет ли финансироваться «Чистый воздух» в 2021 году. Ещё в сентябре минприроды Забайкалья запросил у федерации 1,3 миллиарда рублей на реализацию проекта, но решения о выделении этих денег нет.
Уже прошло 2,5 года присутствия Читы в программе «Чистый воздух», но кажется, что за это время не сделано практически ничего. Летом 2020 года Владимир Путин продлил нацпроекты, в том числе и «Экологию» с его «Чистым воздухом», до 2030 года. Возможно, это оттягивание загубит проект окончательно. Во всяком случае, ещё девять лет за смог над Читой никто не в ответе.

Чистый воздух 2020 — по нулям
В ответе на официальный запрос ИА «Чита.Ру» в краевое министерство природных ресурсов говорится, что практически ничего из запланированных мероприятий «Чистого воздуха» на 2020 год выполнить не удалось. Причина — отсутствие федерального финансирования.

Единственное, что удалось успеть, — это в мае 2020 года завершить работу по разработке проектно-сметной документации на закрытие котельной с переводом потребителей на централизованное теплоснабжение по улице Верхоленская, 24. Также было получено положительное заключение государственной экспертизы по строительству троллейбусной линии «Троллейбусное депо – КСК».

Но это всё только на бумаге. Реальных действий, которые бы повлияли на снижение загрязнённости воздуха в городе, не было.

При этом план на 2020 год был невеликий — закрыть три котельные и купить новый общественный транспорт.

«В 2020 году на условиях софинансирования с федеральным бюджетом была запланирована реализация следующих мероприятий: обновление подвижного состава общественного транспорта, строительство троллейбусной линии «Троллейбусное депо – Каштак», закрытие котельных с переводом потребителей на централизованное теплоснабжение по улицам Шилова, 99, Верхоленская, 24, и 41-й квартал СибВО», — говорится в ответе на запрос.

В нём же указано, что 13 апреля 2020 года по поручению председателя правительства Михаила Мишустина средства, предусмотренные на финансирование этих мероприятий, перераспределили в резервный фонд России. Но краевой бюджет свою часть проекта «Чистый воздух» в 2020 году профинансировал на 91,3 миллиона рублей. Куда они были направлены, непонятно.

«В сентябре 2020 года министерством направлена заявка на финансирование мероприятий регионального проекта «Чистый воздух» в 2021 году на общую сумму 1,3 миллиарда рублей. Решение Минприроды России ещё не принято», — говорится в ответе на запрос.

Что планируют сделать за эти деньги, в ответе на запрос не указано. Может быть, потому что шансы, что эти средства придут в регион, небольшие. Зачем лишний раз планировать то, чего не будет.

Тем не менее, в ответе указано, что кардинально снизить выброс вредных веществ в городе можно только внедрением альтернативных видов топлива: газификация природным газом и электроотопление.

«Затраты при переходе на эти виды отопления настолько велики, что краевому бюджету они не по силам. В настоящее время правительством Забайкалья ведётся работа с правительством России об организации электроотопления частного сектора», — говорится в ответе на запрос в министерство природных ресурсов.

При этом вновь не указано, о каких вариантах перехода на электроотопление идёт речь, и сколько нужно на это средств.

Газификация 2020 — по нулям
В феврале пресс-служба губернатора сообщила, что заместитель председателя правительства России Александр Новак провёл совещание по вопросу газификации и модернизации системы ЖКХ Забайкальского края. На нём присутствовали губернатор Александр Осипов, замминистра энергетики России Павел Сорокин, замруководителя антимонопольной службы Виталий Королёв, зампред «Газпрома» Виталий Маркелов. О чём они говорили, не указано.

Но можно предположить, что Маркелов говорил, что газификация Забайкалья нецелесообразна. Новак советовал присмотреться к альтернативным источникам отопления. Осипов жаловался, что смог.

Так уже было. Так уже лет 20. Правда, у рассуждающих на эту тему с какой-то периодичностью меняются фамилии. Но это всё, что меняется в вопросе газификации региона.

В этом же феврале правительство Забайкалья утвердило региональную программу газификации ЖКХ на 2021—2025 годы с нулевым финансированием.

«Учитывая, что в настоящее время на территории Забайкальского края отсутствуют объекты Единой системы газоснабжения для использования природного газа, в том числе сетевого, сжиженного, компримированного, программа не предполагает реализацию мероприятий по созданию распределительной инфраструктуры — целевые показатели имеют нулевые значения. После включения показателей по строительству источников газоснабжения Забайкальского края в федеральные программы и инвестиционную программу ПАО «Газпром» региональные показатели также будут скорректированы до плановых значений», — сообщили в пресс-службе краевого министерства ЖКХ.

Ещё одна неопределённость и пустота. Поэтому надеяться на какие-то подвижки в вопросе газификации Забайкалья не приходится. Но министерство природы Забайкалья включило в комплексный актуализированный план реализации проекта «Чистый воздух» и газификацию. Звучит этот пункт уверено: «снижение уровня загрязнения воздуха на 40% за счёт газификации региона к 2030 году за 130 миллиардов рублей».

Правда, непонятно, на чём основываются такие цифры и прогнозы. Все предыдущие многолетние рассуждения о газификации Забайкалья пока не привели ни к чему.

В январе в интервью ИА «Чита.Ру» учёный Николай Сигачёв оценивал реализацию программы «Чистый воздух» в Чите (она, по его мнению, просела на этапе определения источников загрязнения воздуха), говорил о том, как избавиться от печного отопления (перенести дома с печным отоплением в спальные районы и отапливать их централизованно), предлагал вариант реальной газификации региона (завозить сжиженный природный газ).

Но власти Забайкалья мнения учёных не интересует. У них свои планы, мероприятия и прогнозы. Несбыточные.

Очевидно, что «Чистый воздух» в Чите забуксовал. Причём, ещё на этапе выяснения главных источников загрязнения воздуха и составления перечня мероприятий по реализации проекта.

Сейчас же из-за отсутствия федерального финансирования проект замер, а его промежуточные итоги не впечатляют. Перспектива дышать в Чите чистым воздухом кажется далёкой и сомнительной.

Автор: Татьяна Пояркина
Показать полностью…
24
11 дек 2020 в 13:04
Чита вовсю готовится к встрече Нового 2021 года: на городских площадях украшают новогодние ели, устанавливают светящиеся фигуры, собирают горки и ледовые городки. В этом году подготовка стала самой масштабной в современной истории города не только по объёмам работ, но и по их стоимости — планируется потратить почти 29 миллионов рублей, что в разы больше прошлых лет. Давайте разбираться, куда пойдут эти деньги.
Последние лет 30 точно Чита наряжалась перед Новым годом в основном только на площади имени Ленина, на отдалённые районы мэрия особого внимания не обращала. А 2016—2017 годы праздник отмечали и вовсе в условиях жёсткой экономии, даже отказываясь ото льда на площади. Последние 2 года ситуация чуть улучшилась. Читать подробнее историю Читы новогодней.

В этом году размах празднеств достиг небывалых размахов — впервые в городе будут украшены сразу три площади и три парка, в том числе на КСК. О том, сколько за это придётся заплатить и кому, мэрия Читы особо говорить с нами не захотела. Сначала неделю отмалчивалась на просьбы дать для интервью ответственного чиновника, а на запрос прислала отписку.

Мэрия отказалась сообщить нам общую сумму средств выделенных на новогоднее оформление, так как работы ещё не закончились. Уточнила только, что в этом году, как и всегда, оформлением города занимаются организации разных форм собственности, а также частные лица. Администрация уточнила лишь цену ледового городка в 5,5 миллиона рублей и новой ёлки — в 2,6 миллиона.

При этом муниципальное предприятие культурно-досуговый центр «Спутник», отвечающее за организацию праздника, разместил на сайте госзакупок более 30 договоров на оказание различных новогодних услуг в Чите. Все подробности закрыты, договоры заключались напрямую с единственным поставщиком, никаких аукционов не было — это предприятиям с госучастием позволено законодательством. Самой мэрии пришлось бы как госоргану проводить конкурсные процедуры и размещать техзадание.

ИА «Чита.Ру» на основании данных закупок муниципального предприятия составило общую смету праздника, таблица со всеми ссылками на договоры размещена здесь.

Основная статья расходов, конечно же, пришлась на оформление площади имени Ленина — 11,8 миллиона рублей. Там установят новую новогоднюю ёлку, ледовый городок, резиденцию Деда Мороза и два катка.

Помимо основных затрат, для фестиваля ледяных скульптур должны закупить лёд на 210 тысяч рублей, вдоль Ленина (от Баргузинской до Богомягкова) отремонтировать светодиодные шары за 410 тысяч рублей, а ещё 134,9 тысячи рублей потратить на оплату работ главного администратора на площади Ленина на период новогодних мероприятий.

На новогоднее оформление площади Труда в микрорайоне КСК собираются потратить 2,8 миллиона рублей. В этом году там впервые установили 11-метровую ёлку, которая 3 года украшала площадь Ленина. Также там обустраивают ледовый городок и украшают площадь световой иллюминацией.

Празднично украсят также площадь Декабристов, парк Угольщиков, парк «Коллективный труд», Шахматный парк и спортбазу «Берёзка». Площадь Декабристов традиционно украшает крупный бизнес, поэтому этой информации нет. На сайте госзакупок не удалось найти данных и по оформлению парка Угольщиков и спортбазы.

Следить за всей новогодней красотой на площадях Ленина, Декабристов и Труда будет специальный человек. За эту работу до 20 февраля он получит 101,2 тысячи рублей.

А ещё…
Есть ещё несколько новогодних аукционов, но все они без привязки к месту. Например, поставка светодиодных фигур на общую сумму 4,3 миллиона рублей, ремонт новогодней иллюминации за 2,6 миллиона рублей, оформление городских ёлок новогодними шарами и гирляндами за 1,9 миллиона рублей, монтаж ели за 350 тысяч рублей, строительство ледяных фигур за 600 тысяч рублей.

Также в этом году украсили автомобильные развязки, на это потрачено 1,02 миллиона рублей, и троллейбусы — за 280 тысяч рублей.

Ну и какой праздник без фейерверка? Читинцы увидят четыре пиротехнических шоу: два в новогоднюю ночь — на площади Ленина и Труда, и ещё два – на Рождество. Общая стоимость фейерверков должна составить 2,5 миллиона рублей.

Итого, согласно закупкам КДЦ «Спутник», оформление города обойдётся примерно в 28,7 миллиона рублей. Для сравнения, в прошлом году КДЦ «Спутник» потратил 5,6 миллиона рублей. Разница огромная.

Администрация Читы обещает к середине декабря полностью украсить город. Тогда читинцы смогут увидеть, на что были потрачены все эти деньги.

Авторы: Екатерина Трофимова, Андрей Затирко
Показать полностью…
145
16 окт 2020 в 15:06
В последнее время российские чиновники самого высокого уровня очень много говорят о борьбе с так называемыми «чёрными лесорубами», и о планирующихся мерах по их искоренению. Меры готовятся серьёзные, и вполне возможно, что они окажутся в той или иной мере успешными. Однако, даже если «чёрных лесорубов» (лесных воров, рубящих лес самовольно, без разрешительных документов, без ведома и согласия контролирующих и надзорных органов) совсем победить — в масштабах страны это практически никак не повлияет на ситуацию с лесами.
Дело в том, что их доля в общероссийском объёме рубок совсем невелика — а основная часть заготавливаемой древесины приходится на лесозаготовителей, имеющих все необходимые разрешительные документы, действующих с ведома и согласия контролирующих и надзорных органов.

Объёмы незаконной заготовки древесины в России (без разрешительных документов, или с фальшивыми разрешительными документами, или сверх разрешительных документов, или не той древесины, которая указана в разрешительных документах) оцениваются разными российскими и международными организациями примерно в 15-25% от общего объёма заготовки, что сейчас составляет примерно от 40 до 75 миллионов кубометров в год.

Это огромное количество древесины, но основная его часть приходится или на скрытые перерубы на легальных лесосеках (когда в документах числится одно, меньшее, количество древесины, а фактически вырубается другое, большее), или на различные виды псевдо-лесохозяйственных мероприятий, когда лучшая древесина заготавливается под видом санитарных рубок или ухода за лесами. И то и другое делается отнюдь не «чёрными лесорубами», а легальными лесопользователями или подрядчиками, выполняющими лесные работы для государственных нужд, с ведома и согласия всех причастных чиновников и контролирующих инстанций.

Объёмы коммерческой заготовки древесины именно «чёрными лесорубами», то есть теми, кто рубит вообще без разрешительных документов, можно оценить примерно в 3-5 миллионов кубометров в год, то есть примерно в два-три процента от общего объёма заготовки древесины в стране.

Проиллюстрируем это снимками из Приангарья (сопредельных участков Красноярского края и Иркутской области — регионов, славящихся размахом незаконных рубок). Вот хорошо узнаваемая по характерному изгибу Ангары территория, где ведётся очень интенсивная заготовка древесины благодаря наличию крупнейших перерабатывающих предприятий и удобству экспорта лесной продукции в Китай (фото 1).

Белая линия — граница регионов: слева — Красноярский край, справа — Иркутская область. Река — Ангара, в основном Богучанское водохранилище. Мелкие светлые прямоугольники, которыми испещрены практически все видимые на снимке леса — это недавние сплошные рубки.

А это вполне типичная часть той же самой территории, но уже на снимке более высокого разрешения — Sentinel 2 за 18 сентября 2020 года (фото 2).

Обратите внимание: практически все рубки имеют прямые углы, ровные границы, и близкие площади (50 гектаров или чуть меньше), и на большинстве рубок отчётливо видны ряды чёрных точек по осевой части, или, реже, прямые полосы (это так называемые семенные куртины или полосы, оставляемые в качестве источников семян для естественного возобновления леса).

Прямые углы, ровные границы, одинаковые или близкие площади, оставленные семенные куртины или полосы — это надёжные косвенные признаки того, что рубки сделаны именно легальными лесозаготовителями, работающими по действующим правилам и в соответствии с требованиями лесных чиновников (именно они, действующие правила и чиновники, требуют прямых углов, ровных границ, определённых площадей и содействия естественному возобновлению леса в виде оставления семенных куртин и полос).

«Чёрные лесорубы» приходят в лес для того, чтобы взять нужные им наиболее ценные деревья — а они никогда не растут в лесах прямоугольными участками равной площади с ровными границами; у «чёрных лесорубов» нет никаких мотивов рубить так ровно и однообразно, оставляя при этом семенные куртины и полосы.

Если этих косвенных признаков недостаточно — то можно открыть так называемый «Геопортал Рослесхоза», и убедиться, что основная часть территории действительно передана в аренду лесозаготовительным предприятиям для заготовки древесины (фото 3)

Ситуация не везде в точности такая, как в Приангарье. Формы, площади и виды рубок, наличие или отсутствие семенных куртин и другие признаки сильно зависят от категории лесов (эксплуатационные они или защитные), от лесных районов, местных лесных особенностей и традиций, и от того, обычные это коммерческие рубки или коммерческие рубки, проводимые под видом санитарных.

Но практически везде, где мы видим в лесах огромные массивы недавних сплошных или почти сплошных рубок, выяснение, кто рубит и почему, показывает, что это или арендаторы, которым леса предоставлены государством для заготовки древесины, или предприниматели, купившие конкретные лесосеки с торгов, или исполнители санитарных рубок, назначенных или одобренных соответствующими органами управления лесами. И лесозаготовители рубят лес именно так, именно такими рубками и на таких площадях, не вопреки законам, правилам и воле контролирующих их чиновников — а потому, что так разрешают и отчасти даже предписывают эти самые законы, правила и чиновники.

Конечно, бывают случаи, когда крупномасштабные сплошные рубки проводятся без соблюдения каких бы то ни было лесных норм и правил и без оформления необходимых документов на заготовку древесины. Например, именно такой была самая крупная за последние несколько лет сплошная рубка во всей Европе (около 450 гектаров) — в бывшем совхозном лесу Верхне-Палатского совхоза Смоленской области. Хотя все детали, действующие лица и исполнители этой рубки известны — за прошедшие два года никто так и не был привлечён ни к какой ответственности.

Такая ситуация стала возможной из-за правовой неопределённости, созданной законодателями — неясного правового статуса бывших колхозных и совхозных лесов, по одним документам как бы входящих в состав лесничеств на землях лесного фонда, а по другим — как бы относящихся к землям сельхозназначения.

В сентябре 2020 года правительством были утверждены новые важные документы, касающиеся правового статуса лесов на сельхозземлях — но именно эта правовая дыра (неясный статус бывших колхозных и совхозных лесов) пока так и остаётся открытой. То есть варварские рубки в таких лесах происходят опять же потому, что государство считает их нормальными и не находит нужным как-то отрегулировать эту ситуацию.

Cамая большая сплошная рубка Европы за 2018 год (общей площадью около 450 гектаров) — в бывшем лесу Верхне-Палатского совхоза Смоленской области, и официально это как бы не рубка, а расчистка сельхозугодий (фото 4).

Из того, что абсолютное большинство рубок в российских лесах, в том числе самых крупных и интенсивных, производится в соответствии с разрешительными документами, с ведома и согласия контролирующих лесной комплекс чиновников, отнюдь не следует, что эти рубки проводятся правильно, не ведут к разорению лесов, и что после них обеспечивается реальное воспроизводство ценных лесных ресурсов.

Наоборот — именно эти официально разрешённые рубки и являются главной бедой наших лесов, опустошают их, приводят к смене коренных хвойных и твердолиственных лесов на неухоженные березняки и осинники на огромных площадях самых лучших и доступных лесных земель. «Чёрные лесорубы», конечно, тоже вносят свой вклад в это общее опустошение — но обычно небольшой по сравнению с вкладом лесорубов «белых» или «серых», действующих в рамках сложившихся правил и отношений с органами государственной власти.

Более того — во многих случаях люди становятся «чёрными лесорубами» от абсолютной безысходности: или от отсутствия какой бы то ни было иной работы во многих сельских поселениях и районах, или от невозможности каким бы то ни было иным способом обеспечить себя и своих близких жизненно необходимыми ресурсами, например, дровами.

«Палочная» система оценки работы лесных инспекторов (означающая, что чем больше нарушителей поймаешь и накажешь — тем выше будет оцениваться твоя работа), которая прямо предусматривается утверждёнными правительством РФ критериями оценки исполнения переданных регионам лесных полномочий, заставляет ловить и наказывать в том числе таких самовольщиков — но сохранению лесов это нисколько не помогает. Люди, поставленные перед выбором — умереть от голода или холода, или нарушить правила — всегда выбирают вариант нарушить, какие бы наказания ни грозили им за эти нарушения.

Как бы то ни было, вклад этих мелких самовольных порубщиков, нарушающих закон от безысходности, в общее разорение лесов страны невелик, и совершенно несопоставим с вкладом крупнейших корпораций, имеющих все необходимые разрешения на рубки.

Почему официальные рубки, которые проводятся в соответствии с требованиями законодательства, на основании всех необходимых разрешительных документов, с ведома и одобрения контролирующих и надзорных органов, ведут к истощению и разорению лесов?

Основных причин несколько.

Во-первых, действующее российское лесное законодательство основывается на устаревшей по меньшей мере на полвека концепции «освоения лесов», то есть использования лесов не столько как объекта лесоводства, сколько как природного месторождения древесины. Закон не требует ни от лесопользователей, ни от органов управления лесами обеспечивать реальное воспроизводство хозяйственно ценных лесов после рубки, и никак не связывает разрешённые объёмы заготовки древесины с качеством и результативностью лесного хозяйства.

Изображать лесовосстановление и обеспечивать красивую отчётность — нужно, и за это с хозяйственников и чиновников жёстко спрашивают; а достигать реальных результатов воспроизводства лесов — не нужно, в подавляющем большинстве случаев за это никто и никак не спрашивает.

Такая ситуация сохраняется в течение уже очень многих десятилетий, и ведёт ко всё большему и большему истощению лесов, дефициту хозяйственно ценной древесины; а этот дефицит заставляет лесозаготовителей или осваивать последние дикие леса, где они ещё сохранились, или всеми правдами и неправдами вовлекать в рубку наиболее ценные для людей и природы территории.

Во-вторых, леса опустошаются не только лесозаготовителями, но и пожарами, вредителями, болезнями и другими бедствиями, масштабы которых увеличиваются по мере нарастания изменений климата и бардака в стране. Например, в 2019 году, даже по официальной статистике, в России было срублено 219 миллионов кубометров древесины, а сгорело в лесных пожарах — 313 миллионов кубометров (и те и другие данные не полны, но они примерно отражают соотношение потерь).

Лесозаготовители, пожары, вредители, болезни и стихийные бедствия конкурируют за один природный ресурс — древесину, и, действуя совместно, гораздо быстрее опустошают леса, чем лесозаготовители сами по себе, пожары сами по себе и так далее.

В-третьих, российское лесное хозяйство уже очень давно существует в условиях жесточайшего кадрового голода — катастрофической нехватки специалистов, знающих и понимающих, как нужно хозяйствовать в лесах, чтобы обеспечить неистощительность пользования ими и своевременное воспроизводство хозяйственно ценных лесных насаждений. Проблем с подготовкой профессиональных кадров для лесного хозяйства много, но главная — в том, что наиболее знающие и мотивированные к серьёзной работе молодые специалисты просто не хотят идти в умирающую отрасль с нищенскими зарплатами, мутным правовым регулированием и непонятной ответственностью.

«Палочная» система борьбы с лесонарушениями только усиливает отток специалистов и отбивает желание работать — мало кто хочет брать на себя ответственность в ситуации, когда за любую ошибку могут посадить. В результате многие необходимые лесохозяйственные мероприятия или просто не проводятся, или проводятся по принципу «неважно, каким будет результат — важно, чтобы не наказали».

В-четвёртых, государство фактически управляет своими лесами вслепую: материалы лесоустройства давностью не более 10 лет есть примерно по одной седьмой части российских лесов, а попытки создания альтернативны систем получения информации о лесах (государственной инвентаризации лесов, государственного мониторинга воспроизводства лесов и так далее) практически полностью провалились.

Расчётная лесосека — разрешённый годовой объём заготовки древесины — считается не только по преимущественно неадекватным (некачественным и устаревшим) материалам лесоустройства, но и по древним немецким алгоритмам, разработанным 200 лет назад для совсем других природных и социально-экономических условий. Поэтому разрешённые объёмы рубок и по лесничествам, и по арендным участкам совершенно никак не соответствуют уровню неистощительного лесопользования при существующей системе хозяйства и существующем состоянии лесов.

По хвойным лесам таёжной зоны эти разрешённые объёмы обычно бывают завышенными в разы — а это, разумеется, ведёт к очень быстрому истощению самых ценных лесов.

В-пятых, деятельность государственных органов управления лесами в гораздо большей степени направлена на обеспечение показухи и красивой отчётности, чем на решение реальных лесных проблем.

Например, лесовосстановление (начальный этап воспроизводства леса после рубки) практически никогда не даёт значимых результатов, если не обеспечиваются должным образом последующие этапы (особенно рубки ухода до окончания периода уходов за молодняками — примерно 20-летнего возраста). Но лесовосстановлением можно красиво отчитаться, пустить пыль в глаза не особенно разбирающимся в лесных вопросах руководителям, журналистам и гражданам — а что «восстановленные» деревья потом почти с гарантией помрут, обычно никто и не замечает.

Поэтому все государственные решения, планы, программы и стратегии последних десятилетий направлены именно на «лесовосстановление» — при этом ситуация с реальными результатами лесовосстановления в течение этих десятилетий вообще никак не меняется.

Всё это приносит несоизмеримо больший ущерб лесам нашей страны, и в гораздо большей степени ведёт к их опустошению и разорению, чем деятельность «чёрных лесорубов» — лесных воров, действующих без разрешительных документов и без одобрения чиновников. Но искусственное раздувание значимости проблемы «чёрных лесорубов» позволяет органам государственной власти и лесным чиновникам десятилетиями скрывать гигантские провалы в своей работе, и изображать кипучую деятельность по сохранению лесов, практически ничего в реальности не меняя.

«Чёрные лесорубы» давно превратились в своеобразную дымовую завесу для российского лесного бардака.

Автор: Алексей Ярошенко.
Показать полностью…
168
Загрузка...